Исламский мир в эпоху имама Газали

Обложка книги Имам Газали

Обложка книги Имам Газали

Теги:


0
10 Декабря 2019г.

В первые два века хиджры мусульмане занимались Кораном и благородными хадисами, тафсиром и фикхом, лексикой и отчасти литературой, и этого им было достаточно. Несмотря на то, что в эпоху Омейядов[1], а также в начале [правления] Аббасидов[2] были переведены кое-какие труды по медицине и астрологии, астрономии и философии, этими науками занимались лишь люди, имеющие к ним [непосредственное] отношение, и специалисты, способные ими овладеть, остальные же не были с ними знакомы — эти знания не являлись общедоступными.

Во времена аббасидского халифа Махди[3] с персидского и пехлеви были переведены на арабский язык научные произведения, которые широко разошлись среди народа. Под влиянием, которое они оказывали на невежд, в исламе начали распространяться нововведения и появляться еретики (158/775–169/785 гг.).

В эпоху Харуна[4] было выполнено еще больше переводов древних сирийских и индийских произведений (10)[5], которые получили известность в среде мусульман (170/786–193/809 гг.), а в правление аль-Маʼмуна[6] люди уже в массовом порядке приохотились к старинным произведениям из книг, переведенных с индийского и фарси, сирийского и греческого языков. Таким образом, была полностью переведена философия, написанная на латинском и древнееврейском языках (в частности произведения Аристотеля), — она стала доступна каждому мусульманину (198/813–218/833 гг.). Вследствие этого неизвестные прежде учения перипатетиков[7] и платоников распространились в среде последователей ислама.

Поскольку Аббасиды обрели власть под покровительством персов и благодаря их ретивости и самоотверженности, они вверили все государственные дела всецело в руки последних и благоволили их мудрецам. Вместе с тем Абассиды прилагали неимоверные усилия для перевода научных произведений (в особенности философских), написанных на сирийском, латинском (рум) и греческом языках. Мусульмане, подражая своим халифам, принялись обучаться по этим переводным трактатам и, ознакомившись с ними, начали составлять к ним комментарии и хашийи[8]. В конце концов, используя и цитируя вышеуказанные произведения, они явили миру бесчисленное множество оригинальных книг.

Под воздействием этих событий идейное брожение в исламском мире дошло до точки кипения, по сравнению с ним идейное возбуждение, возникшее среди российских мусульман после 17 октября[9], совершенно ничтожно. Воцарение в исламе ереси и атеизма, раскольничества и сектантства, всевозможных разногласий и вражды являлось следствием всеобщей ажитации: каждая из возникших групп и партий сделала частью своего учения привычку осуждать и обвинять в заблуждении других.

Пока один человек относил себя к сфере философии, понимая и зная ее, несколько других старались показать себя философами, всего лишь стремясь использовать причастность к ней, для того чтобы составить себе имя и бахвалиться перед людьми: они приписывали ей все, что им взбредет на ум. Невежество и ослепление достигли таких масштабов, что любое утверждение, противоречащее их взглядам, опровергалось и отвергалось без всяких рассуждений, — да еще со злоупотреблением именами Сократа и Платона. Однако дело в том, что подобные поступки на самом деле присущи людям, ничего не сведущим в любомудрии. Человек, являющийся истинным философом, утверждает своими принципами учтивость и беспристрастность, не отступая от них ни на шаг, и никогда не произносит необдуманных слов.

Говоря кратко, хула и ненависть по отношению друг к другу среди мусульман достигли крайнего предела — такого, что они, не удовлетворяясь словесными баталиями, были вынуждены прибегать к силе меча и копья.

Поскольку данное бедствие, берущее свое начало в эпохе аль-Маʼмуна, длилось на протяжении нескольких столетий, его последние дни застал и имам Газали.

Он появился тогда, когда над мусульманами господствовала философия, а сами они были заняты опровержением и обвинением друг друга в заблуждении от имени религии и шариата. Вдобавок появившиеся на западе фатимиды[10] и представители наших тюркских племен сельджуки[11], прикрываясь мазхабом, продолжали свои политические распри, а в довершение ко всему исмаилиты и батиниты (11)[12] прилагали все силы на пути распространения своего учения. Покуда фатимиды призывали мусульман к шиизму, тюрки-сельджуки покровительствовали суннизму, а еретики, стравливая их между собой, строили планы для получения собственной выгоды, многие мусульмане изо всех сил противодействовали этому: предпринимали меры для пресечения возникших среди них споров и призывали своих единоверцев к благородному Корану и хадисам.

Газали же, не примыкая ни к одной из сторон, прежде всего пожелал выяснить источники и причины этих разногласий и ради этого принялся за обучение логике, математике, богословию, естественным и вообще всем умозрительным наукам, а после ознакомления с проблемами приступил к защите ислама и противоборству инакомыслящим. В результате начальный период жизни Газали прошел таким образом: он написал бесчисленное множество книг (пусть даже каждую из них и можно назвать копией другой, если не учитывать различий с точки зрения краткости и подробности [изложения]), в них он поведал о различных людях из числа своих современников, принадлежащих к разнообразным течениям. Должно быть, именно в этом и заключается одна из основных причин того, что имама Газали обвиняли в отсутствии принципов и указывали на наличие в его многочисленных высказываниях расхождений и взаимных противоречий. Ведь в противном случае невозможно отрицать, что его убеждения прочны, а суждения устойчивы.

Утверждается, что «Газали благодаря своему ораторскому мастерству, дарованию на стезе сочинительства и творчества, знакомству с науками, которым отдавали предпочтение его противники, и искусному владению их доводами, оказал огромное влияние на общественное мнение своей эпохи, а набравшая на Западе силу философия потеряла свои позиции и испытала потрясение». Соответствует ли данное утверждение истине или же потеря философией популярности была связана с требованием времени и закономерной необходимостью? Как бы то ни было, сдача философией своих позиций — это факт. Однако, как ни удивительно, в то же самое время философское знание, лишившись спроса, увлекло за собой науки Корана, сунны и другие религиозные, основанные на священных текстах, дисциплины! Разрешение данной головоломки вызывает некоторые затруднения.

Хотя Газали и опровергал философию и говорил о том, что ее приверженцы погрязнут в заблуждениях, но не для того, чтобы возразить жившим столетия и тысячелетия назад Аристотелю и Платону, их ученикам и последователям, а дабы дать отпор своим современникам, призывающим к широко распространенным в его эпоху учениям. Ведь польза диалектики и калама[13] заключается лишь в использовании их против учений, существующих в действительности. Опыт свидетельствует — применение науки калама против вымышленных противников и гипотетических учений приводит к плохим последствиям.

В случае если требуется превратить мусульманских шакирдов России в неверующих, самым подходящим для этого способом является преподавание с использованием книг по каламу, взятых на вооружение в наших старых медресе, — книг, не имеющих никакой связи с ныне существующими доктринами и не способных противостоять современным знаниям и наукам.

---------------------------------------------------------------------------------------------------

[1] Омейяды — первая династия халифов, основанная Муʻавийей бин Аби Суфйаном в 661 году.

[2] Аббасиды — вторая династия халифов (749–1258), прямых потомков аль-ʻАббаса бин ʻАбд аль-Мутталиба бин Хашима (ум. в 653 г.), дяди пророка Мухаммада.

[3] Абу ‘Абдаллах Мухаммад бин ‘Абдаллах аль-Мансур бин Мухаммад бин ‘Али аль-Махди би-Ллах (127–169/745–785) — багдадский халиф, правивший в 158–169/775–785 гг., третий халиф из династии Аббасидов.

[4] Харун аль-Рашид (149–193/766–809) — аббасидский халиф, правивший в 170–193/786–809 годах, считается, что на годы его правления пришелся пик золотого века мусульманской цивилизации.

[5] (10) Одним из самых великих переводчиков мудрости, находившихся при Харуне, был Йуханна Ибн Масавайх ан-Насрани. ‘Уйун аль-анбаʼ фи табакат аль-атиббаʼ. Т. 1. С. 175. (Абу Закарийа Йуханна Ибн Масавайх ан-Насрани, известный на Западе как Месу (ум. в 243/857 г.) — врач ассирийского происхождения. — Прим. перев.)

[6] ‘Абдаллах бин Харун аль-Маʼмун (170–218/786–833) — халиф из династии Аббасидов, правивший с 198/813 по 218/833 год, основал в Багдаде «Дом мудрости», симпатизировал му‘тазилитам, при его правлении началась «михна».

[7] Перипатетики — последователи философского учения Аристотеля.

[8] Хашийа — субкомментарий на какое-либо произведение.

[9] 17 (30) октября 1905 года на фоне массовых рабочих стачек, охвативших Российскую империю, был обнародован «Высочайший манифест об усовершенствовании государственного порядка», который, помимо всего прочего, учреждал Государственную Думу и предоставлял политические права и свободы (свобода совести, свобода слова, свобода собраний и т.д.), вследствие чего мусульмане Поволжья получили возможность издавать собственные газеты и журналы.

[10] Фатимиды — династия халифов, исповедовавших шиʻизм и относивших себя к потомкам ʻАли и Фатимы, дочери Пророка.

[11] Сельджуки — ветвь тюрок-огузов, получившая свое название от имени своего предводителя Сельджука (Х — нач. ХI в.), основали династию Сельджукидов, правившую в ряде стран Ближнего и Среднего Востока (Керманский султанат (1041–1187), Румский или Конийский султанат (1077–1307), Сирийский султанат (1094–1117)).

[12] (11) «Исмаʻилиты» или, иначе говоря, батиниты являются одной из исламских сект, которая возводит себя к сыну Джаʻфара ас-Садика Исмаʻилу, потомку Фатимы, и считает его [непогрешимым] имамом. По сути, их религиозная доктрина была тайной и они всеми силами ее скрывали; зародившись в Персии, они распространились в Шаме, Аравийском полуострове и Африке. Хотя они и относятся к секте шиʻитов и имамитов, но расходятся с ними в вопросе Исмаʻила. Имамиты (двунадесятники) считают имамом, следующим за Джаʻфаром ас-Садиком его сына Мусу аль-Казима, а эти заявляют: «Нет! Им является Исмаʻил». Основоположником этого течения был человек по имени Ибн Дайсан, а популяризатором — некто ʻАбдаллах Ибн Маймун. Знаменитые течения, называемые ʻабидитами, фатимидами и карматами, относились к числу этих исмаʻилитов и батинитов. Период наибольшего могущества исмаʻилитов пришелся на середину пятого века хиджры (как раз на эпоху Газали). Поскольку в то время они были не только религиозным течением, но и оформились в виде государства, их правитель по имени Хасан бин ас-Сабах держал в страхе даже халифов и падишахов. История исмаʻилитов богата на события. Их называют батинитами в связи с их утверждением, что «подлинный смысл слов Корана заключается не их в очевидном значении, а в тайном (батин)». (Джаʻфар ас-Садик (ум. в 148/765 г.) — богослов, правовед и мухаддис, эпоним джафаритского мазхаба, шестой непогрешимый имам шиʻитов. Исмаʻил бин Джаʻфар аль-Мубарак (ум. ок. 138/755 г.) — старший сын Джаʻфара ас-Садика. Муса аль-Казим (ум. в 183/799 г.) — богослов, сын Джаʻфара ас-Садика. Ибн Дайсан отец Маймуна аль-Каддах, которого начиная с IV века вместе с его сыном ʻАбдаллахом Ибн Маймуном (жил в середине II/VIII века) некоторые мусульманские историки считают основателями исмаʻилизма, однако исторический Ибн Дайсан был сирийским богословом и гностиком второго века нашей эры и не мог иметь никакого отношения к исмаʻилизму. Хасан бин ас-Сабах (ум. в 518/1124 г.) — основатель государства низаритов, известных как ассасины. — Прим. перев.)

[13] Калам — спекулятивная дисциплина, которая стремится дать догматам ислама рациональное толкование.


Ризаетдин Фахретдин

Из книги "Имам Газали"

Комментарии () Версия для печати

Добавить комментарий