Лишенные наследия. Почему среди татар стала возможной "ересь коранитов"

Татарские пролетарии за чтением газеты Кызыл Татарстан

Татарские пролетарии за чтением газеты Кызыл Татарстан

Теги:



1
24 Января

22 января на пленуме Духовного управления мусульман Татарстана было объявлено о наступившем годе родного языка. В его рамках запланированы мероприятия по развитию татароязычной среды в мечетях, обучению татарскому языку, популяризации татарского духовного наследия, сохранению национальной идентичности и воспитание национального самосознания среди соотечественников.

Безусловно, инициатива эта нужная, но, как представляется, явно недостаточная, ведь речь, по всей видимости, идет о современном татарском языке. Что касается всего татарского интеллектуально-культурного наследия, то оно создавалось на языке, который в среде получивших советское образование интеллигентов называют старо-татарским.

Письменной основой языков всех мусульманских тюркских этносов в дореволюционной России была арабская графика. Известный дореволюционный тюрколог А.К. Казем-Бек объединял их и даже написал «Объединенную грамматику турецко-татарского языка».

Практические усилия по выработке единых языковых норм предпринимал известный российский просветитель Исмаил Гаспринский, выпускавший в течение 35 лет общероссийскую газету «Терджиман». В текстах издания использовались понятные большинству российских тюрок слова и языковые обороты.

После революции разгорелись жесткие дискуссии между сторонниками перевода тюркских алфавитов на латинскую графику и их противниками. Сторонники латиницы обвиняли своих оппонентов в «реакционности и пособничестве духовенству». Так, один из видных татарских коммунистов того времени, главный редактор газеты «Кызыл Татарстан» Салахетдин Атнагулов переживал по этому поводу: «…На нас (защитников арабского алфавита) смотрели как на защитников ислама и к нам было резкое отношение».

Пиком протестных акций против смены алфавита в Татарстане стало так называемое «Письмо 82». Ими были представители татарской интеллигенции, которые считали унизительным заставлять целый народ переходить на новый алфавит, и выражали справедливое опасение, что переход на латиницу повлечет за собой потерю культурного наследия, накопленного народом в течение многих столетий.

Ответом на это письмо стало постановление Татарского областного комитета ВКП(б), в котором содержался призыв дать «Беспощадный отпор всяким попыткам со стороны враждебно настроенной к Советской власти и, по существу, контрреволюционной интеллигенции помешать делу укрепления и упрочения пролетарской диктатуры». В итоге в 1927 году в Татарской АССР был официально введен латинский алфавит, а в 1939 году – кириллица.

Времена пролетарской диктатуры уже давно миновали, но татарский народ до сих пор отрезан от своего духовного наследия. Если чтение изданных до революции русскоязычных книг не взывает больших трудностей, то прочитать дореволюционные книги, изданные на татарском, могут лишь те немногие, кто знает арабский алфавит.

В последнее время многие мусульманские религиозные и общественные деятели заговорили о «татарском исламе», «татарском духовном и богословском наследии», о том, что необходимо ориентироваться на труды татарских богословов. Однако за те 30 лет, которые прошли со времени окончания политики официального атеизма, никто так и не приложил усилий для популяризации этого наследия.

Этой работой пробовал заниматься погибший от пули киллера заместитель муфтия Татарстана Валиулла Якупов. Но тогда он был крайне ограничен в ресурсах, отчего подготовленные его издания выходили мизерными тиражами, в плохом переводе и оформлении.

Думается, что забота о родном языке, которую продекларировало ДУМ Татарстана будет неполной без комплекса мероприятий по переводу и популяризации богословских трудов на дореволюционном языке тюрки. Теоретически этим могли бы заняться все без исключения имамы ДУМ, ведь они владеют и арабской графикой, и татарским языком.

Популяризация наследия предков могла бы стать хорошей профилактикой всяких "ересей", в том числе и пресловутого «коранизма», который так возмущает представителей муфтията. Ведь проблемы интерпретации тех или иных положений исламской религии обсуждались в ходе полемики между джадидистами и кадимистами более ста лет назад, и традиционные имамы ханафитского мазхаба дали исчерпывающие ответы тем, кто уже тогда пытался заняться ревизией религиозных предписаний, называя их «устаревшими», «несоответствующими духу времени» или «сфабрикованными текстами средневековых мракобесов».

Не даром говорится, что все новое – это хорошо забытое старое.

Автор: Ильдар Мухаметжанов

Комментарии () Версия для печати

Добавить комментарий

Исламовед 25 Января
Ответить

Почему Вы не называете поименно тех, кого причисляете к коранитам? Обычно среди современных коранитов, живущих в Татарстане, называют Рустама Батрова. Т.е. 1 человек для всей мусульманской уммы Татарстана, стал такой проблемой, что вы спорите о нем? Один человек! У которого нет своей мечети, своего прихода, нет устойчивой группы последователей, а вся его деятельность - это публикация по субботам в одном из казанских интернет-изданий еженедельной статьи объемом 3 страницы! Ну хватит уж повторять эти словоблудия в духе бибарсовского "Ансар.ру", который в Батрове видит угрозу, а в ваххабитах тако...
Читать дальше