0°C
 ,

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам:


"Мусульмане должны добиться политического блок-пакета"

news-R2h3r9FzjL

Как превратить российских мусульман из объекта в полноценный субъект политического процесса?.. Свой рецепт предлагает известный мусульманский политик и общественный деятель Адалет Джабиев.

- Уважаемый Адалет Нуриевич, полагаю, что наша с Вами беседа будет продолжением той дискуссии, которая уже была начата Вами и Деньгой Халидовым на круглом столе, посвященном участию мусульман в выборах, проходившем в рамках Третьего Всероссийского мусульманского форума. Вы были единственными участниками круглого стола, предложившими какие-то конкретные ориентиры, за кого голосовать исламской части электората. Вот Вы верите в необходимость сотрудничества мусульман с СПС. Скажите, что Вы конкретно понимаете в данном случае под "сотрудничеством": некий чисто тактический альянс, или же Вы заметили некий дрейф указанной партии в сторону идеологем, не свойственной либеральной монетаристской идеологии?

- То общее положение, которое бы я хотел бы сформулировать перед тем, как перейти к частностям, заключается в том, что мусульмане в нашей стране должны стать субъектом политического процесса. В этом смысле я не согласен с тем, что мы не должны участвовать в деятельности неисламских партий и обязательно должны создавать исключительно свое автономное мусульманское пространство, которое бы не было интегрировано в политический процесс, не участвовало бы в выборах.

- Точки зрения, противоположной Вашей общей позиции, действительно придерживается ряд исламских ученых. Аналогичным образом проблему участия в выборах воспринимает и немалое количество простых мусульман. Они не видят смысла приходить на избирательные участки и вступать в какие бы то ни было партии по разным причинам – не только потому, что следуют мнениям этих ученых. На основании собственного опыта и размышлений эти люди видят, что результаты выборов систематически фальсифицируются уже в течение более чем 10 лет, что итоги их предрешены, и что данные экзит-поллов, мягко говоря, резко расходятся с официальными "результатами голосования". К примеру, очень много шума вызывает оппозиционная антипутинская "Другая Россия". И, с одной стороны, мы видим произвол и несправедливость чиновников, в том числе и насилие против мусульман со стороны обладателей погон, по совместительству в абсолютном большинстве своем являющихся членами "Единой России". Я согласна, мы не можем поддерживать такую партию и такой режим – Вы это очень убедительно разъяснили на круглом столе. Но и к "Другой России" много вопросов – начиная с того, кому выгоден этот проект, и заканчивая конкретными высказываниями ее авторитетных лидеров. Мне вспоминается митинг, на котором "первую скрипку" играл ОГФ – так чуть ли не главной претензией господина Каспарова к Путину было не то, что кому-то где-то люди в погонах кости ломают, а то, что президент – о, ужас! – "дружит с режимом фанатичных мулл в Иране". Мусульманин смотрит на это и думает: зачем ему участвовать в такого рода "разборках" внутри "партии большого шайтана"?

- Повторю, что общей задачей и проблемой мусульман является то, что они должны стать полноценными участниками политических процессов в нашей стране. Допустимые границы условий альянсов, формы сотрудничества – это уже вопросы частностей. Есть такие термины, заимствованные из экономики, как market-maker и market-user. В этом смысле мы относимся ко второй категории, так как мы не можем пока в силу нашего меньшинства "задавать тон" политическому процессу в России. Мы никогда не были здесь "маркет-мэйкерами" политического поля. Любые попытки активизации исламского самосознания и его политизации заканчивались тем, что власти это не нравилось, и нас "выкидывали на обочину", используя разного рода провокации – и международного, и локального масштаба.

Я ратую за то, чтобы, опять-таки выражаясь языком экономики, мусульмане в политике добились блок-пакета акций – даже если это не понравится держателям контрольного пакета. Блок-пакет – это 25 % плюс одна акция, контрольный – 50% плюс одна акция. С одной стороны, можно долго говорить о том, что выборы – это "разводка", что их результат "предопределен", с другой стороны, мы, мусульмане, именно сейчас должны сформулировать достаточно сложную и важную задачу – обрести хотя бы "блок-пакет акций" в российском политическом пространстве, который гарантирует нам определенную степень влияния на политические процессы в нашем обществе. Я считаю, что эта задача выполнима, и если, иншаАллах, мы ее решим, то тогда станет вполне реальной возможность оказывать воздействие на ход политического процесса. И если мы будем обладать блок-пакетом – то при условии нашей политической активности, пассионарности и умении самоорганизоваться нам будет рукой подать и до паритетного пакета акций (50 % ). Важна также, причем, и способность к мобилизации всех наших "пассионариев ума".

В Коране есть понятие "малый отряд". Многим во времена Пророка (мир ему) казалось, что в истории Аравийского полуострова "все предрешено". Большинству людей казалось, что и Халифат вечен и что "ничего не изменится", пока не пришли монголы и не разрушили его. На всех этих исторических этапах оказывалось, что накопленная критическая масса людей оказывалась способной решать глобальные исторические задачи.

Мы чувствуем определенную ответственность за нашу страну, за территорию, вверенную нам Всевышним. Ведь, если вернуться в 1990-е, то я, бывший свидетелем происходивших до первой чеченской войны процессов, могу подтвердить, что у мусульманской диаспоры был тогда реальный шанс взять этот блок-пакет. Тогда для этого была реальная почва. Из советского времени в современную Россию тогда перешел значительный сегмент мусульманской элиты с огромными возможностями – интеллектуальными, экономическими, связями, позволявшими образовать реальную сеть...

- Вы воспроизводите здесь логику, не раз озвученную левой "системной оппозицией" наподобие КПРФ. Когда более радикальные сторонники упрекали их в пособничестве ельцинской (а затем – путинской) власти, в бессмысленности участия в выборах, сторонники КПРФ поясняли, что большинство в Госдуме дает возможность не пропускать наиболее одиозные и неприемлемые для оппозиции законопроекты. Но в итоге КПРФ – де-факто задавили, вытеснили....

Но я хотела задать вопрос даже не об этом. Вот Вы говорите о некоем блок-пакете, позволяющем мусульманам оказывать реальное влияние на политику. Однако исламское самосознание российской уммы находится не то что в зародышевом – в зачаточном еще состоянии. Это касается и понимания основ Ислама нашими мусульманами, и чисто организационной стороны дела – структуры, подобные ИА IslamNews и Ислам.Ру, в России можно пересчитать по пальцам, а в Лондоне на каждом шагу – исламский офис, редакция мусульманской газеты, портала, высшее исламское учебное заведение. С другой стороны, цель мусульман в политике – не просто прорваться к власти, а быть полноценными наместниками Всевышнего, как Он повелел в Коране, то есть реализовывать справедливость, повелевать одобряемое и запрещать зло. Для этого же, в свою очередь, нужно не только обладать знаниями в области фикха, акыды, истории Ислама, но и понимать, чувствовать, осознавать, что такое Таухид – а он ведь неразрывно связан с принципом Адалят (Справедливость), который является второй после Таухида основой нашей с Вами веры.

- Вопрос о структурировании общины, о создании сети, о налаживании обратной связи с ней – это очень интересный и важный момент. Возможно ли рассматривать в качестве нашей социальной базы российскую умму в том виде, в котором она сегодня существует? Вы, например, охарактеризовали ее как крайне слабо структурированную. Я верю, что в достаточно разумные сроки мы будем стоять с Вами возле карты под названием "Карта Ислама в России". Каждая лампочка на этой карте будет обозначать даже самую маленькую общину, даже если в ней будет состоять один человек. И мы будем знать название этой общины и с ней взаимодействовать. Тем более я считаю, что при всех возможных различиях внутри исламской уммы у нас есть все предпосылки для формирования общей политической платформы мусульман России, ибо у нас есть общие проблемы и задачи. Участие в "неисламской политике" как раз будет неразрывно связано с процессом формирования этой общей сети. Мы будем говорить о нашей социальной ответственности, о нашей позиции общины, поставленной в центр для того, чтобы она свидетельствовала обо всем человечестве (как об этом сказано в Коране) и, с другой стороны, идентифицировала бы ее, какие проблемы перед нами стоят и над чем нужно работать. Пусть умма слабо структурирована, но она не слаба сама по себе и не будет слабой за счет наших усилий.

- Да, но как быть с исламским самосознанием этой "низовой базы"? Ведь без выработки у нее настоящей исламской ментальности, понимания того, что Таухид является основой основ, вообще не только не имеет смысла заниматься политикой, но и даже открывать редакцию исламского сайта!

- Есть места, где эти вещи люди понимают с полуслова. Вместе с тем, предстоит большая работа, чтобы мусульмане реально осознали, как соотносятся понятия "Таухид", "власть", взаимосвязанность Ислама и политики, ответственность за территорию, где мы живем.

- В любом случае, пока проблема правильного понимания всех этих тем у уже существующих общин остается под вопросом, а значит, и наличие полноценной базы не очевидно... С другой стороны, состояние в некой немусульманской партии исламского активиста-одиночки, не имеющего под собой базы в виде такой низовой исламской субъектности, его собственная мусульманская ментальность постепенно растворяется в идеологии и целях той партии, в которую он вошел в качестве "лоббиста исламских интересов". Это – не голые слова, у меня был перед глазами не один пример подобных метаморфоз. Ведь все партии – либо в первую очередь идеологически мотивированны, либо они создаются для того, чтобы отстаивать интересы определенных классов, социальных страт, групп населения (к примеру, крупного капитала, среднего и мелкого бизнеса, трудящихся и т.д.). Насколько в этом плане пластична такая партия, как СПС, и каковы рамки, в которых мусульманин может сотрудничать с ней, не изменяя принципам и идеологии Ислама?

- Что касается СПС, то я скажу вам, что невозможен альянс только с людьми и силами, которые стоят на идеологических позициях, противоречащих Исламу, демонстрируют негативное отношение к любым проявлениям религиозности.

Если мы посмотрим программу СПС – она называется "Свобода и человечность" – очень важно увидеть, что она сегодня не отражает интересы только крупного капитала. В такой же степени она декларирует обеспокоенность о судьбе нищих и обездоленных... Кроме того, еще раз следует подчеркнуть, что речь прежде всего идет о союзе, партнерстве, а не об оказании влияния на союзника.

- Партия, в которой состоит Чубайс, декларирует обеспокоенность о судьбе обездоленных – это Вы великолепно сказали! Что касается программ, то в программе "Единой России", наверное, тоже много красивых слов написано, причем значительная часть их риторики умело перехвачена у той же КПРФ. Много ли значат все эти слова?

- Присутствие Чубайса в СПС уже каких только стереотипов не породило! Многие, очень многие чуть ли не ставят знак равенства между СПС и Чубайсом. Но я напомню, что сегодня партию возглавляет совершенно другой человек – Никита Белых, да и политсовет партии не состоит из одного только Чубайса. Сегодня партия реально занимается проблемами бедных, пенсионеров. Кроме того, очевидно, что среди членов СПС есть настоящие и будущие искренние симпатизанты пенсионеров.

- И насколько от этого улучшилась жизнь пенсионеров?

- Как бы она ни складывалась в сегодняшней России, я могу сказать, что в сегодняшней программе СПС социальные вопросы занимают важное место.

- Ну, видимо, они и в программе "Единой России" занимают не последнее место – перед выборами все "стараются" привлечь электорат каким-то лакомым куском. Все это уже не ново.

- Вот Вы, как я вижу, убеждены, что СПС все еще стоит на позициях оголтелого монетаризма и состоит сплошь из упертых либералов-рыночников. Но в действительности это уже не так. Классический либерал-монетарист рассуждает так: "Если человек не может приспособиться к тяжелым экономическим условиям, значит, он лузер, и это его проблемы". В таком случае верующий мусульманин принципиально не стал бы сотрудничать с партией, придерживающейся такой идеологии, даже если альянс сулил бы успешное решение ряда проблем уммы. В этом смысле хорошим примером является ЛДПР, или православные великодержавники, с которыми я не могу представить сотрудничество мусульман.

- Кстати, последние (как правило, представители "народно-патриотических" сил) "парадоксальным" образом сочетают свое православное великодержавие с симпатией к исламскому миру, как это справедливо заметил Деньга Халидов еще на прошлом круглом столе.

- Допустим, есть 100 пунктов, по которым должны совпадать позиции сил, выстраивающих альянс. И есть большая разница между ситуацией, когда интересы совпадают по 75 и не совпадают по 25 пунктам, и, наоборот, когда позиции сходятся лишь по 25 вопросам, а по 75 расходятся. В этом смысле очень важно понять, с какой из сил совпадает максимальное количество пунктов как по внутренней ситуации в стране, так и в отношении внешнеполитических вопросов.

Поэтому если мы посмотрим на нынешних лидеров СПС, на их программу и действия – то для нас будет очень важно, что у мусульман с СПС сегодня совпадают интересы и в силу их оппозиционности коррумпированному чиновничеству и авторитаризму.

- Почему мы должны непременно быть в оппозиции на стороне одних сил зульма (угнетения), противостоящих другим таким же силам, находящимся у власти – при том, что их конфликт может иметь чисто экономическую подоплеку, скажем, в его основе может лежать вопрос о переделе собственности и т.д.?

- Дело в том, что СПС – это именно идейная оппозиция власти. "Партия власти" корумпирована и поддерживает тоталитаризм, культ личности,.

- Все равно, несмотря на то, что мы вынуждены заключать альянсы из-за нашей малочисленности, все же должна быть некая большая идейная основа для объединения, нежели просто союз по принципу "враг моего врага – мой друг". В Ливане, например, местные левые уже практически слились и влились в ряды ведущих исламских сил, ибо и у тех, и у других справедливость, в том числе и социальная, является одним из неотъемлемых и краеугольных камней идеологии. В случае с монетаристами из СПС – какая может быть общая основа для столь тесного альянса, чтобы мусульмане вступали в эту партию?

- Руководством СПС уже пересмотрены многие прежние монетаристские установки, ибо в их программе нет больше принципа "рынок ради рынка". Об этом сказано подробно в нынешней программе СПС. Если говорить вкратце, то в 1990-х монетаристы называли представителей антиельцинской оппозиции "неудачниками, которые не смогли адаптироваться к реалиям реформ". Нынешнее руководство СПС уже не рассматривает в качестве виновных тех людей, которые не смогли приспособиться к меняющимся условиям жизни. Это ключевой поворот в идеологии партии – СПС ищет пути помочь такому человеку, не сумевшему вписаться в "эпоху реформ" обустроить свою жизнь, повысить материальный достаток, адаптироваться к нынешнему обществу...

- А если человек не хочет адаптироваться к миру воров, криминальных разборок, проституток, детской наркомании, притонов разврата, к обществу, где есть полунищие доктора наук и врачи, едва сводящие концы с концами, и есть олигархи, покупающие яхты за баснословные суммы? В конечном итоге, материальное процветание – не потолок мечтаний для многих людей, мотивированных более высокими соображениями в своей жизни...

- Ну, мы же берем только одно из измерений политики СПС. И о социальной справедливости СПС сейчас тоже очень много говорит – и это уже само по себе является ответом на Ваш вопрос, является ли СПС партией оголтелых рыночников. В программе СПС слово "справедливость" повторяется очень много раз.

- Думаю, здесь уместно вспомнить наставление одного из видных сподвижников пророка Мухаммада и праведного халифа Али Ибн Абу Талиба: "Все, что видят ваши глаза – истина, но большая часть того, что слышат ваши уши – ложь". Слова о справедливости со стороны лидеров СПС – это то, что слышат наши уши, но мои глаза видят, например, Чубайса в политсовете этой партии, и я вспоминаю о том, чем занимался этот человек в те же 1990-е, и вижу, какое привилегированное положение в сфере крупного бизнеса он занимает сейчас.

- У большинства людей все еще сильны старые стереотипы в отношении СПС. Но сегодня это единственная оппозиционная "партии власти" сила.

- Почему Вы, в отличие от Деньги Халидова, отбросили возможность альянса с левопатриотическими силами?

- КПРФ по-прежнему настаивает на принципе "отнять и поделить", который она рассматривает в качестве способа достижения социальной справедливости. Кроме того, эта партия предала идеи интернационализма, обслуживая цинизм властей – явно или косвенно. Кроме того, КПРФ поддерживает неприемлемую для нас идею "государство – все, личность – ничто".

Беседовала Фатима Анастасия Ежова

Автор: Фатима Анастасия Ежова

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарии (0) Версия для печати

Добавить комментарий