Мусульманские корсары Северной Африки. Семь знаменитых капитанов

XVI-XVIII века известны, как время ожесточенных конфликтов в Европе. Гораздо меньше известно о вооруженной борьбе между североафриканскими провинциями Османской империи и государствами средиземноморского бассейна, которая растянулась вплоть до XIX века. Она знает много драматических страниц и своих героев, о которых хотелось бы вспомнить в этой небольшой статье.

Причиной многовековой вражды между североафриканским мусульманами стала политика католической Испании, которая, завладев к концу XV века всей территорией полуострова, изгнала под угрозой преследования инквизицией проживавших там мусульман и евреев, лишив их всего имущества.

Северная Африка была мало пригодна для ведения сельского хозяйства и изгнанникам не оставалось ничего другого, кроме организации на побережье и в море ответных нападений на ненавистных испанцев, тем более что они им были хорошо знакомы.

Удивительно, но первым предводителем североарфиканских мусульман, которые повели против испанцев морскую войну, стала женщина по имени Лалла Айша бинт Али ибн Рашид аль-Алами, правительница североафриканского города Тетуан, дочь беженца с Пиренейского полуострова шерифа абд ас-Салама аль-Алами. В историю она вошла под именем Сайида аль-Хурра. Испанцы назвали ее «пиратской королевой», хотя, если быть точным, мусульмане, с которыми они воевали, не были морскими разбойниками, а действовали с согласия властей. Поэтому в терминологии того времени их можно назвать корсарами ил каперами. Если проводить аналогии с сегодняшним днем, то это было что-то вроде частной военной компании (ЧВК), когда определенные люди по собственной инициативе оснащали корабли и набирали экипажи для действий на коммуникациях враждебных стран.

Одновременно с Саийдой аль-Хурра в Средиземноморье действовали грозные братья Барбаросса – Орудж и Хайретдин, утвердившие власть Османов в восточном, а затем и в Западном Средиземноморье. Они начали свой боевой путь как корсары, но в одиночку не могли противостоять натиску испанцев, которые ставили своей задачей после изгнания «мавров» из Испании захват Северной Африки, как продолжение крестовых походов, каковыми они считали свою Реконкисту. Братья Барбаросса получили поддержку и помощь Османской империи и смогли отбить у испанцев несколько захваченных ими городов. Орудж погиб в этой войне, а Хайретдин за свои успехи был назначен главнокомандующим султанским флотом.

Памятник Джованни Диониджи Галени в итальянской Ле Кастелле

На смену им пришел Улудж Али. По происхождению он был итальянцем и его звали Джованни Диониджи Галени. Попав в плен к алжирским корсарам, он принял ислам и сделал головокружительную карьеру, совершив многочисленные подвиги и покрыв себя славой, дослужившись до должности правителя (бейлербея) Алжира. Даже итальянцы, преисполненные гордости за своего соотечественника, воздвигли мусульманскому корсару памятник в родном городке Ле Кастелла.

В XVII веке в среде корсаров все большую и большую роль стали играть европейцы, по разным причинам прибывавшие в Северную Африку, принимавшие ислам и поступавшие на службу к алжирским беям. В Европе их назвали «ренегатами». По различным данным, около или больше половины алжирских кораблей находились под их командованием. Самыми известными из них были Юсуф-реис (англичанин Джек Вард), Сулейман-реис (голландец Дирк де Венбор), Мурат-реис младший (голландец Ян Янзон).

Мурат-реис младший известен тем, что он стал первым главой так называемой «республики Сале» – квазигосударственного образования, формально подчинявшегося султану Марокко, но на деле управлявшегося 14 самыми влиятельными капитанами корсаров, которые избирали из своего состава главного, присваивая ему титул «амир-аль-бахр» – «повелительь морей» (это слово затем через голландский язык в несколько искаженном звучании – «адмирал» – утвердилось и в других европейских языках).

Со второй половины XVII века европейские государства, средиземноморская торговля которых сильно страдала от действий корсаров – Великобритания, Голландия, Франция, Испания, – организовали ряд успешных набеговых операций своих военно-морских сил на города североафриканского побережья, которые служили базами для корсаров. Общими усилиями европейцев их активность была подавлена на продолжительное время.

Еще одним фактором стало развитие средиземноморской торговли, которая приносила большие прибыли Османской империи, в том числе и ее североафриканским провинциям. Все это способствовало ослаблению корсаров, которые были значительно ограничены в правах на ведение военных действий и должны были соблюдать мирные договоры. Единственным противником алжирских корсаров практически до конца XVIII столетия в Средиземноморье оставалась Испания, однако и с ней в 1786 году был заключен мирный договор.

Последний всплеск активности корсаров Северной Африки приходится на период 1784-1816 года, времена так называемых «берберских войн», которые они вели с вновь образованными Соединенными Штатами Америки. Эта война также закончилась мирным договором.

С 1830 года Франция приступила к завоеванию Алжира. Так началась новая страница в истории Северной Африки, но это уже отдельная история.

Хасан Насретдинов

Комментарии () Версия для печати

Добавить комментарий