"Невеликолепный век". Османский принц как несостоявшийся владыка Восточного Туркестана

3 августа 1935 в нью-йоркском отеле "Манхеттен" было найдено тело молодого человека без внешних признаков насильственной смерти. Полиция опознала в нем Мехмеда Абдулкерима, внука султана Абдулхамида II. В записке на турецком языке, найденной у покойного, значилось, что он покончил жизнь самоубийством ввиду финансовых проблем.

Объяснение было бы логичным, если бы не одно "но": в Нью-Йорк шехзаде Мехмед Абдулкерим прибыл из китайской провинции Синьцзян, где еще недавно бушевало восстание местных мусульман против китайского режима Гоминьдана. Восставшие захватили власть и объявили о создании Хотанского эмирата. Об их поддержке заявили Великобритания и Япония, которые имели свои виды на этот регион. При содействии Японии к восставшим были направлены военные инструкторы из числа османских эмигрантов, верных идее возрождения султаната.

Два года прошли в боях с различными формированиями китайских войск, посланных в мятежную провинцию, и периодическим союзами между уйгурами, казахами, дунганами, которые быстро создавались, но также быстро и распадались по причине несогласованности целей, преследовавшийся этими этническими группами. Тем не менее 12 ноября 1933 года была провозглашена Тюркская Исламская Республика Восточный Туркестан со столицей в городе Кашгар.

Судя по всему, японцы стремились перехватить инициативу и изменить политические расклады в свою пользу. Именно поэтому в Синьзяне и оказался шехзаде Мехмед Абдулкерим, который прибыл туда из Ливана через Индию и Японию. Есть сведения, что японцы пытались создать в Синьзяне буферное государство, наподобие существовавшего в Манчжурии Маньчжоу-Го, возглавляемого потомком китайской императорской династии Пу-И. Гипотетически могла даже рассматриваться возможность объединения Восточного и Западного Туркестана (советской Средней Азии) и создания тюркского государства во главе с наследником османского престола. Все это не на шутку встревожило не только китайские власти и их ближайшего соседа – СССР, но и власти кемалистской Турции, которая никоим образом не желала возрождения османской султанской династии ни в каком виде. Турецкое правительство жестко осудило планы Японии.

Тем временем китайские власти Гоминьдана назначили губернатором Синьцзяня генерала Шэн Шицая и направили в мятежную провинцию дополнительные войска. Помощь китайцам оказал СССР, опасавшийся поддержки басмачам со стороны восставших тюрок. Оттуда была переброшена так называемая "Алтайская добровольческая армия", сформированная из командиров и красноармейцев 13-го Алма-Атинского и 10-го Ташкентского полков ОГПУ.

Руководство Восточного Туркестана пыталось получить международное признание и направило своих посланцев в СССР, Афганистан, Иран, Турцию и Британскую Индию, но в итоге никто не захотел вмешиваться в гражданскую войну в Китае и обострять отношения с соседними государствами. Непризнанная республика осталась без помощи, ее отряды были разгромлены, и 6 февраля 1934 года члены ее правительства бежали в разные страны. Несостоявшемуся главе султаната Восточного Туркестана пришлось срочно уезжать из Синьцзяна. Концом этого извилистого пути в итоге и оказалась могила на одном из кладбищ Нью-Йорка. Смерть шехзаде была выгодна и китайцам, и японцам, и Советам, а более всего – республиканским властям Турции.

Учитывая, что все члены бывшей правящей османской династии находились тогда под плотным контролем турецких спецслужб, неудивительно, что никто из них не поверил в добровольный уход из жизни Мехмеда Абдулкерима в 29 лет отроду. История с османским шехзаде так и осталась одним из малоизвестных эпизодов борьбы различных сил за Восточный Туркестан.

Автор: Хасан Насретдинов

Комментарии () Версия для печати

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика