Top.Mail.Ru
0°C
 ,

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам:


Ольга Павлова: Главное в работе по дерадикализации - понимание психологии верующих

Ольга Павлова

Известно, что в странах СНГ проводится значительная работа по профилактике радикализма. В последнее время в этом направлении стала активно использоваться психология. О том, насколько эффективно использование психологических методик в дерадикализации религиозных взглядов мусульман, в беседе с ИА IslamNews рассказала доцент кафедры этнопсихологии и психологических проблем поликультурного образования факультета социальной психологии Московского государственного психолого-педагогического университета, председатель правления Ассоциации психологической помощи мусульманам Ольга Павлова.

- Ольга Сергеевна, недавно вы были участником международной экспертной площадки по современным практикам дерадикализации, которая в конце октября проходила в Казахстане. Чему было посвящено данное мероприятие и какие проблемы там обсуждались?

- На этой экспертной площадке собрались специалисты из разных регионов Казахстана. Это люди, непосредственно занятые работой по дерадикализации. В каждом из 14 регионов Казахстана создан государственный центр по дерадикализации, в котором работают теологи и психологи. Из России приехали Ринат Патеев, директор центра исламоведческих исследований Академии наук Республики Татарстан, Хабиб Магомедов, руководитель лаборатории по противодействию экстремизму при Дагестанском университете народного хозяйства, и я. Были также специалисты из Турции и из Египта.

В Казахстане эффективно действует консультативно-реабилитационный центр «Ансар» и Центр по противодействию религиозному экстремизму при Египетском университете исламской культуры «Нур Мубарак», возглавляемый Аскаром Сабдином, который изучил опыт зарубежных стран в области дерадикализации и является автором различных методических пособий в этой области. По его определению, дерадикализация – это «психологический процесс, посредством которого человек оставляет экстремистскую идеологию, существенно снижается угроза его привлечения в террористическую деятельность».

- Чем обусловлен интерес казахстанской стороны к специалистам из России?

- Нас пригласили для того, чтобы помочь казахстанским коллегам насытить теорией накопленный у них с 2011 года богатый опыт, полученный в ходе практической работы по дерадикализации последователей радикальных течений в исламе. Я приняла участие в тренинге, который мы провели вместе с казахстанским психологом Гульназ Максутовной Раздыковой с женщинами, возвращенными из Сирии в рамках операции "Жусан". В ходе этой операции возвращавшиеся из зоны военного конфликта женщины и дети помещались в реабилитационные центры, в которых с ними работали врачи, психологи и следователи. В этих центрах те, кто не принимал участия в вербовке или боевых действиях, проходили реабилитацию с различными специалистами с целью адаптации и ресоциализации к нормальной жизни.

- Как происходит эта реабилитация в Казахстане? 

Встреча с мусульманками Казахстана

- Реабилитируемым лицам оказывает помощь местная власть в регионах, в которых они проживают. У многих из них даже нет документов, но региональные власти способствуют устройству детей в детские сады и школы. На каждого ребёнка выплачивается ежемесячное пособие. С целью адаптации к жизни на родине  у возвратившихся женщин есть возможность пройти профессиональную подготовку для того, чтобы устроиться на работу. Большинство этих женщин остались без мужей, многие из них провели в зоне боевого конфликта довольно много времени, поэтому им приходится начинать новую жизнь. Власти понимают, что этим женщинам надо помочь ресоциализироваться в этой жизни. С ними работают и теологи, и психологи. В Казахстане теолог – это специалист государственного Управления по делам религий, имеющий исламоведческое образование и занимающийся сферой религиозных убеждений и заблуждений, а психологи работают с психологическими проблемами.

- Какую роль здесь играет психология?

- Роль психологии в дерадикализации очень велика, так как неуравновешенное психологическое состояние, одиночество, различного рода зависимости, депрессия, отсутствие социальной перспективы, социальные проблемы являются питательной средой для системной и целенаправленной работы модераторов экстремистской и террористической деятельности. Последние используют религию в ее радикальной интерпретации для мнимого решения психологических и психических проблем неуравновешенных лиц, мотивируя их на антиобщественную и антигосударственную деятельность как на якобы единственное средство достижения психологического благополучия.

В психологической работе по дерадикализации на первый план выдвигается понимание психологии верующих. В этом контексте большую роль играет психология религии, в данном случае – психология ислама. Опыт Ассоциации психологической помощи мусульманам в России, понимание религиозного мировоззрения, содержания и методов психологического консультирования мусульман, очень востребованы и вызывают неподдельный интерес. Собственно, меня и пригласили в Казахстан, изучив через Интернет деятельность нашей Ассоциации. Казахстанские коллеги видят необходимость усиления психологической составляющей в их работе. В частности, аким (губернатор) Актюбинской области Ондасын Сеилович Уразалин уделил этому вопросу особое внимание. Главная установка сделана на то, чтобы искать различные эффективные методики мягкой дерадикализации.

- Насколько эффективно проходит реабилитация женщин?

- Эффективность зависит от многих факторов: психологических, социальных, теологических. Кто-то довольно успешно проходит реабилитацию, кто-то продолжает упорствовать в своих заблуждениях. Прошло не так много времени с тех пор, как женщины, с которыми мы общались, вернулись из зоны военных действий. Говорить об устойчивой ремиссии пока сложно. Психологи отмечают, что часть из вернувшихся женщин скорее не раскаялись, а разочаровались. Их возвращение в Казахстан произошло уже после разгрома ИГИЛ (запрещена в РФ). Они страдали от голода, болезней и не известно, как бы они поступили в другой, более успешной ситуации. Эксперты полагают, что подобное разочарования является лишь частичной дерадикализацией. 

- В чем проявляется их разочарование от так называемого "халифата"?

- По словам самих вернувшихся женщин, они испытали сильнейшее разочарование, когда убедились, что все, о чем им рассказывали вербовщики, не соответствует действительности. Там не было никакого исламского братства, и к ним там относились как к людям второго сорта. Всем заправляли местные арабы, у которых всего было в избытке, а тем, кто приехал, в частности из стран СНГ и из России, приходилось голодать и питаться кормом для животных. Они сильно пожалели, что попали туда и еще до разгрома пытались уехать оттуда за деньги. Для местных арабов это тоже был вид бизнеса, и цены на услуги по выезду из зоны боев постоянно повышались. При этом многих из них обманывали, брали деньги и не помогали с выездом. 

- Какие мотивы двигали желанием женщин отправиться в зону боевых действий?

- Психолог Гульназ Раздыкова выделила несколько типов среди уехавших: уехавшие вслед за мужьями или другими родственниками; уехавшие самостоятельно по идеологическим причинам; нерелигиозные женщины, оказавшиеся в зоне боевых действий по житейским обстоятельствам; вывезенные туда девочки, чье взросление осуществилось в условиях боевых действий, и наконец те, что жили в Сирии еще до начала военного конфликта. От мотивов и обстоятельств, с которыми был связан их отъезд, во многом зависит и специфика работы. 

Специалисты в Казахстане понимают, что среди вернувшихся женщин существует риск вторичной радикализации. Пока они окружены всесторонней заботой, они чувствуют себя хорошо. Но что с ними будет, когда эта по определению временная забота прекратится? 

- Не могли бы нарисовать типичный портрет женщины, возвратившейся с территории «халифата», с которыми работают казахстанские психологи и теологи?

- Такая личность характеризуется целым рядом особенностей: низкая самооценка, элементы расщепления личности (диссоциативные расстройства), кризис идентичности: сильно выраженное противостояние этнической и религиозной идентичности, сильная потребность в присоединении к группе; обостренное переживание социальной несправедливости со склонностью проецировать на общество причины своих неудач; социальная изолированность и отчужденность, ощущение потери жизненной перспективы, постоянная агрессивно-оборонительная готовность. Долгое пребывание в условиях боевых действий сформировала в них психологию выживания.

- Что на Ваш взгляд, взгляд психолога, необходимо предпринимать, чтобы мусульмане не подпадали под влияние радикальных идей?

Поскольку психологические причины относятся к одним из самых важных в процессе радикализации, то и психологическая профилактика должна стать важнейшим направлением деятельности. Поэтому необходимо, прежде всего, широкое психологическое просвещение населения. Люди должны быть более внимательны и чутки к своему психологическому состоянию и состоянию других людей: родных и знакомых, детей и родителей. Своевременное оказание психологической помощи в различных кризисных ситуациях смогло бы уберечь от необдуманных действий и решения психологических проблем таким способом.

Активная психологическая работа должна вестись с детьми и подростками, так как именно последствия нерешенных детских проблем: в частности последствия депривации, гипер- и гипоопеки, а также многих других могут приводить к попаданию под влияние разного рода экстремистской идеологи.

Другое направление психологической работы – это социальная психология и этнопсихология как ее составная часть. Гармонизация межгрупповых отношений (межэтнических, межрелигиозных), позитивная социальная идентичность, в структуре которой мирно сосуществуют этническая, гражданская и религиозная идентичности, – эти и многие другие аспекты должны быть частью профилактической работы.

Психология ислама и мусульман как часть научного знания и исламская психология как часть исламской теологии должны активно развиваться в направлениях научных исследований и практики. Это будет способствовать лучшему пониманию психологии верующего человека, и осуществлению такого актуального направления психологической работы как духовно ориентированная психологическая помощь.

 Поскольку одной из причин радикализации мусульман во всем мире эксперты в Казахстане называли исламофобию, следствием которой является стигматизация мусульман и в ответ на это возникающие экстремистские настроения. Работа над устранением исламофобии в Казахстане, равно как и в других странах мира, – задача очень актуальная. 

В целом работа по дерадикализации должна вестись постоянно, а не носить характер компанейщины. Важным фактором мягкой дерадикализации является активная интеграция мусульман в то общество, в котором они живут.

Автор: Ильдар Мухаметжанов

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарии (2) Версия для печати

Добавить комментарий

Аклима
06 Ноября
Ответить

молодежь не может получить правильную информацию об Исламе - и поэтому радикалы* перехватывают*- силовики борются с последствием ..нет профилактики- а им побольше сажать...

Сибиряк
01 Ноября
Ответить

Кругом одни психологи...