Top.Mail.Ru
0°C
 ,

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам:


Осетино-ингушский конфликт 15 лет спустя

Первый президент Ингушетии Руслан Аушев

Исполнилось 15 лет с тех пор, как Пригородный район Северной Осетии стал очагом кровавых столкновений между осетинами и ингушами. Но и сегодня раны не перестали кровоточить, и это препятствует взаимопониманию между двумя народами, без которого не может быть примирения.

«Независимая газета» публикует подборку материалов, посвященных этому конфликту, включая и интервью с бывшим президентом Ингушетии Русланом Аушевым. Приводим выдержки из этого интервью.
«НГ». Как вы оцениваете нынешнюю ситуацию в Ингушетии?

Аушев. Корни того, что происходит сегодня и в Ингушетии, и в целом в регионе – очень давние. Главная проблема – неправильный подход к тому, что называется «политикой на Кавказе». Царское правительство учитывало там свои ошибки, хотя и с большим опозданием. И советская власть учитывала и даже пыталась что-то сделать. А сейчас, в постсоветские времена, мы ведем себя так, будто никакого предшествующего опыта не было.

Нужно понять только одно: Кавказ – не чужая земля, это часть нашей родины, и, если мы хотим навести там мало-мальский порядок, с жителями Кавказа нужно договариваться. Тот же Дудаев это понял и в конце концов согласился на переговоры. Но – понадобилась война. Зачем? Я так понимаю, что нужно было проводить приватизацию, отвлечь людей. Дескать, чего ж вы хотите – денег нет, а воевать за целостность России необходимо.

«НГ». Вы сказали – «неправильный подход»…

Аушев. А может быть, правильный… Это как посмотреть. Ведь сколько денег заработано на этой войне! Один только Грозный восстанавливали пять раз. Вспомните, какие указы на сей счет подписывал Ельцин и какие огромные средства выделялись. А куда они делись – никто не знает.

«НГ».Вернемся к событиям 1992 года.

Аушев. И тогда, и сейчас я убежден в том, что стержень конфликта – ситуация в Чечне. Взять Грозный под контроль не получалось, и Джохар уже был как заноза. Начинать военные действия? Никто бы не понял: Ельцин ведь пришел к власти на волне демократии.

«НГ». Нужен был повод?

Аушев. Конечно. И он нашелся. Через ингушей. И тут оказалось, что у федеральной власти и руководства Северной Осетии нашелся общий интерес.

Осетины и ингуши издавна жили вместе. Иногда ссорились, даже убивали друг друга, но еще чаще женились, роднились семьями. Словом, обычный соседский быт. Но до масштабного противостояния никогда не доходило. А почему дошло на этот раз? Да потому что нужен был Дудаев. В Москве полагали, что его легко удастся втянуть в конфликт: он, как и все чеченцы, вайнах, а вайнахи должны помогать друг другу. Но Дудаев сказал – нет, это внутреннее дело России, я вмешиваться не буду. И российские войска дошли до границы с Чечней и остановились. Ведь все еще тогда должно было начаться, а в результате – оттянулось на два года.

Проблему Дудаева в тот раз решить не смогли, зато у руководства Северной Осетии появился аргумент. Мол, какие территории, какое возвращение ингушей?.. Видите – и так уже кровь пролилась…

«НГ» Решать проблему нужно. Но как?

Аушев. Исполнять закон. Весь мир – и Советский Союз, и Российская Федерация – осудили депортацию 1944 года. Теперь есть Закон «О реабилитации репрессированных народов». Но ничего не меняется.

Ингуши не хотят чужого, они хотят вернуть свое. Вы скажете: Россия тоже хочет вернуть себе Крым. Но передача его Украине была законным актом, и теперь с этим ничего не поделаешь. Депортация же была незаконной. Если мы это признаем, то ингуши правы, когда они говорят: мы хотим вернуться в наши дома – или хотя бы в те места, где были наши дома, - откуда нас увезли силой. Здесь похоронены наши деды и наши прадеды, эта земля для нас священна. Мы не требуем ни границ, ни территорий, ни чего-то еще, что могло бы вызвать новые споры и конфликты. Мы просто хотим наконец-то – спустя 60 с лишним лет после насильственной депортации – вернуться в родные места.

Очевидно, невозможно оспаривать правоту последних слов бывшего президента Ингушетии. Но также несомненно, что их могли сказать и многие другие, например палестинцы. Трагедия людей, лишившихся не по своей воле родины, в наши дни, увы, не ограничивается лишь каким-то одним регионом.

Исполнилось 15 лет с тех пор, как Пригородный район Северной Осетии стал очагом кровавых столкновений между осетинами и ингушами. Но и сегодня раны не перестали кровоточить, и это препятствует взаимопониманию между двумя народами, без которого не может быть примирения.

«Независимая газета» публикует подборку материалов, посвященных этому конфликту, включая и интервью с бывшим президентом Ингушетии Русланом Аушевым. Приводим выдержки из этого интервью. «НГ». Как вы оцениваете нынешнюю ситуацию в Ингушетии? Аушев. Корни того, что происходит сегодня и в Ингушетии, и в целом в регионе – очень давние. Главная проблема – неправильный подход к тому, что называется «политикой на Кавказе». Царское правительство учитывало там свои ошибки, хотя и с большим опозданием. И советская власть учитывала и даже пыталась что-то сделать. А сейчас, в постсоветские времена, мы ведем себя так, будто никакого предшествующего опыта не было. Нужно понять только одно: Кавказ – не чужая земля, это часть нашей родины, и, если мы хотим навести там мало-мальский порядок, с жителями Кавказа нужно договариваться. Тот же Дудаев это понял и в конце концов согласился на переговоры. Но – понадобилась война. Зачем? Я так понимаю, что нужно было проводить приватизацию, отвлечь людей. Дескать, чего ж вы хотите – денег нет, а воевать за целостность России необходимо. «НГ». Вы сказали – «неправильный подход»… Аушев. А может быть, правильный… Это как посмотреть. Ведь сколько денег заработано на этой войне! Один только Грозный восстанавливали пять раз. Вспомните, какие указы на сей счет подписывал Ельцин и какие огромные средства выделялись. А куда они делись – никто не знает. «НГ».Вернемся к событиям 1992 года. Аушев. И тогда, и сейчас я убежден в том, что стержень конфликта – ситуация в Чечне. Взять Грозный под контроль не получалось, и Джохар уже был как заноза. Начинать военные действия? Никто бы не понял: Ельцин ведь пришел к власти на волне демократии. «НГ». Нужен был повод? Аушев. Конечно. И он нашелся. Через ингушей. И тут оказалось, что у федеральной власти и руководства Северной Осетии нашелся общий интерес. Осетины и ингуши издавна жили вместе. Иногда ссорились, даже убивали друг друга, но еще чаще женились, роднились семьями. Словом, обычный соседский быт. Но до масштабного противостояния никогда не доходило. А почему дошло на этот раз? Да потому что нужен был Дудаев. В Москве полагали, что его легко удастся втянуть в конфликт: он, как и все чеченцы, вайнах, а вайнахи должны помогать друг другу. Но Дудаев сказал – нет, это внутреннее дело России, я вмешиваться не буду. И российские войска дошли до границы с Чечней и остановились. Ведь все еще тогда должно было начаться, а в результате – оттянулось на два года. Проблему Дудаева в тот раз решить не смогли, зато у руководства Северной Осетии появился аргумент. Мол, какие территории, какое возвращение ингушей?.. Видите – и так уже кровь пролилась… «НГ» Решать проблему нужно. Но как? Аушев. Исполнять закон. Весь мир – и Советский Союз, и Российская Федерация – осудили депортацию 1944 года. Теперь есть Закон «О реабилитации репрессированных народов». Но ничего не меняется. Ингуши не хотят чужого, они хотят вернуть свое. Вы скажете: Россия тоже хочет вернуть себе Крым. Но передача его Украине была законным актом, и теперь с этим ничего не поделаешь. Депортация же была незаконной. Если мы это признаем, то ингуши правы, когда они говорят: мы хотим вернуться в наши дома – или хотя бы в те места, где были наши дома, - откуда нас увезли силой. Здесь похоронены наши деды и наши прадеды, эта земля для нас священна. Мы не требуем ни границ, ни территорий, ни чего-то еще, что могло бы вызвать новые споры и конфликты. Мы просто хотим наконец-то – спустя 60 с лишним лет после насильственной депортации – вернуться в родные места. Очевидно, невозможно оспаривать правоту последних слов бывшего президента Ингушетии. Но также несомненно, что их могли сказать и многие другие, например палестинцы. Трагедия людей, лишившихся не по своей воле родины, в наши дни, увы, не ограничивается лишь каким-то одним регионом.

Автор: ВП

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарии (0) Версия для печати

Добавить комментарий