«После этих пыток я умоляла китайских солдат убить меня!»

«После этих пыток я умоляла китайских солдат убить меня!», - плакала уйгурка

«После этих пыток я умоляла китайских солдат убить меня!», - плакала уйгурка

Теги:


0
19 Февраля (07 Раджаб)

Аллаху ля юхиббу залимин

Аллах не любит угнетателей

Часть 1

…Год тому назад некий петербуржец обнаружил в купленном ботинке известного бренда The North Face странную записку. На крошечном квадратике бумаги по-английски было написано «Помогите. Я в тюрьме в Китае. Пожалуйста, помогите. Уйгур»…

О коричневом национал-социализме гитлеровской Германии знают практически все. По крайней мере, те, кто интересуется историей. Но желтый национал-социализм – это уже история, а вполне возможный сценарий наступающего будущего. Для многих, не только мусульман. Сценарий очень вероятного тоталитарного мира, который будет определяться новейшими технологиями и беспримерной жестокостью к малым народам.

Руководство КНР, а это уже сегодня одна из двух сверхдержав мира, официально планирует превратить страну в самую могущественную в мире к 2049 году. КПК – правящая партия Китая отнюдь не является коммунистической (таковой она была во времена Мао Цзэдуна), а все больше и больше, особенно в последние семь лет превращается в инструмент ханьского национал-социализма.

В Синьцзян-Уйгурском автономном районе (СУАР) отрабатывается в настоящее время важнейший компонент долгосрочной гибридной стратегии желтого национал-социализма, которая, по мнению Пекина, должна привести Китай на вершину мира. Главным внутренним врагом этого проекта на сегодняшний день негласно назначены мусульмане и тюрки, которые составляют большинство населения в регионе. Это, прежде всего, уйгуры, казахи, дунгане, киргизы, узбеки, татары. Но завтра это будут и другие народы. «Невозможно выпалывать сорняки по одному, – объявил публично высокопоставленный партийный чиновник в Кашгаре. – Нам нужны химикаты, чтобы справиться сразу со всеми».

Чтобы использовать эти «химикаты» необходима, прежде всего, изоляция. Уйгурам и другим мусульманам в СУАР запрещено связываться даже с родственниками, живущими за пределами провинции. Китайских уйгуров заставляют удалять живущих за границей друзей из списков контактов в WeChat, самом популярном китайском мессенджере. WhatsApp и Фейсбук были заблокированы гораздо раньше, но теперь за их установку грозит тюрьма.

Синьцзян (это приблизительно 17 процентов всей территории КНР, а население – от двадцати до двадцати пяти миллионов человек) за последние пять лет превратился в самый большой на нашей планете концентрационный лагерь. И не только потому, что за последние пять лет здесь появились сотни так называемых «воспитательных лагерей». Вот, например, уезд Каракаш с населением около 650 тыс. человек. Здесь размещены не менее пяти таких концентрационных лагерей.

Всего через эти лагеря во всем СУАР за несколько лет прошли не менее 2,5 миллионов человек.

В Синьцзяне создана всеобъемлющая система широкомасштабной слежки за населением с применением самых современных технических средств, в том числе GPS-датчиков. На всех дорогах, прежде всего в городах и населенных пунктах, установлены тысячи камер наблюдения, которые распознают не только номера машин, но и лица водителей. Видеокамеры висят всюду – на крышах домов, на прикрученных к стенам кронштейнах, на фонарях и на специально установленных над улицами металлических фермах. Причем все частные и государственные системы видеослежения с распознаванием лиц объединены в общую базу, которая охватывает все население СУАР. Полиции требуется не больше семи минут, чтобы вычислить и задержать в любой толпе любого подозреваемого, черты лица которого совпадают с данными, указанными в этой огромной центральной базе.

Практически на каждой улице, особенно в Урумчи и Кашгаре, можно увидеть обтянутый колючей проволокой полицейский пост. Города разбиты на блоки, и при переходе из одного квартала в другой каждый мусульманин обязан предъявить пластиковый ID, просветить сумку, сканировать зрачок, а в некоторых случаях – отдать полицейскому для ознакомления свой телефон. Эта же процедура повторяется в банке, в больнице, в супермаркете, в подземном переходе. Улицы патрулируются броневиками, спецназом и бригадами дружинников, периодически останавливающих прохожих для проверки личности.

«Возвращаясь в гостиницу в Кашгаре, мы всякий раз проходили блокпост – для китайцев и европейцев он не представлял проблем, но уйгуры должны были прокатывать карточку и сканировать сетчатку глаз. В этот раз на посту было шумно – трое полицейских, вооруженных, как обычно, копьями и щитами с электрошокером, только что задержали группу молодых людей. Их вели к полицейскому участку, расположенному поблизости. Арестованные шагали колонной, один за другим, руки на затылке. Полиция следовала сзади и сбоку, и когда первый юноша, – очевидно, в отсутствие указаний – попытался пройти в дверь участка, его грубо усадили на землю. Остальные сами сели на корточки, лицом к стене – опустить руки вниз им не позволили. Через несколько минут подъехали, вращая мигалками, три машины, задержанных усадили внутрь, и колонна исчезла – так же быстро, как появилась».

Даже при покупке обычных кухонных ножей уйгуры теперь обязаны нанести лазерной гравировкой идентифицирующий владельца QR-код на лезвие.

На телефоны мусульман насильно устанавливаются JingWang Weishi, специальное приложение, используемое в Синьцзяне для слежки за каждым уйгуром, казахом и т.д. JingWang передает в полицию идентификатор устройства, его модель и номер его владельца, а также мониторит всю поступающую информацию, указывая спецслужбам на наличие опасного с точки зрения государства контента.

Власти ведут сбор ДНК всех мусульман СУАР в возрасте от 16 до 65 лет. Еще в сентябре 2016 был проведен первый открытый тендер на изготовление наборов для генотипирования для нужд полиции. В настоящее время сдача образцов ДНК стала в Синьцзяне обязательной процедурой при получении паспорта. Их собирают в школах и на рабочих местах, офицеры полиции могут за ними прийти и домой.

Социальное положение и судьба миллионов мусульман в этой провинции зависит от баллов, начисленных в так называемой системе «социального кредита». Как именно работает эта система точно не знает никто, но известно, что рейтинги людей рассчитываются исходя из всего массива информации, который государству удается собрать о гражданине. На результат влияют банковские задолженности, дорожные штрафы, предосудительное поведение онлайн (включая «неправильный» шопинг) и курение в общественных местах. Очки можно поднять, став донором крови, приняв участие в благотворительном проекте или написав хвалебную оду Коммунистической партии. Но их также легко потерять – для этого достаточно слишком много играть в видеоигры или слишком часто ходить в мечеть, ездить в неспокойные регионы, а также общаться с подозрительными лицами.

Высокие баллы позволяют снимать гостиницу без депозита, получать скидку на коммунальные услуги и меньший процент на кредит в банке. С низким баллом труднее найти работу и снять квартиру. Когда баллы падают еще ниже, проблемы становятся серьезнее: ограничивается свобода перемещения, закрывается доступ в супермаркеты, становится невозможным пользование общественным транспортом, детей не принимают в хорошие школы.

Обрабатывающий данные в системе социального кредита искусственный интеллект делит общество на «безопасных», «нормальных» и «опасных» граждан. В расчет принимаются возраст, вероисповедание, судимости и контакты с иностранцами. Весьма вероятно, что на результат уже влияют или могут повлиять в будущем и образцы ДНК. Любой мусульманин в СУАР теряет десяток баллов просто из-за своей национальности и религии.

Часто появляешься на улице, где могут жить „опасные“ граждане, – баллы падают, и ты способен оказаться в лагере или в тюрьме. Встал под камеру рядом с неправильным человеком – будь готов ответить на очень много вопросов. Почему ты звонил по этому номеру? Почему камера видела тебя с таким-то?

Репрессий такого масштаба в Китае не случалось со времен Культурной революции. Понятно, что аппарат насилия постоянно растет. Например, только в течение 2016-2018 годов в Синьцзяне было нанято более 90 тысяч полицейских, вдвое больше, чем за предыдущие семь лет. Полицейским спускаются разнарядки на число арестованных – в некоторых населенных пунктах эта цифра достигает 40% всего населения. Несогласные направляются в концентрационные лагеря – выросшие в пустыне территории с бронированными воротами, толстыми стенами, затянутыми колючей проволокой, и многочисленной охраной.

В 2018 году на Синьцзян пришлось более 21% всех арестов во всем Китае, несмотря на то что его население не превышает 2% от общего.

Шамиль Султанов

Руководитель Центра стратегических исследований «Россия – Исламский мир»

(Продолжение следует)

Комментарии () Версия для печати

Добавить комментарий