0°C
 ,

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам:


Православные «джадиды» и мусульманские «староверы»

Сожжение духовного лидера староверов протопопа Аввакума и его сподвижников

Сожжение духовного лидера староверов протопопа Аввакума и его сподвижников

Теги:

1
19 Ноября

Можно ли сравнивать историю ислама и православия в России

В наших предыдущих статьях мы говорили о том, что чистое Единобожие, как идея и даже как традиция – пусть и с относительно небольшим числом последователей – сохранилось вплоть до наших дней. Логичным было бы предположить, что в религиях, исповедующих одного и того же Бога, должны проходить с течением истории и схожие процессы. В частности, для монотеистических религий свойственна реформация по принципу «назад, к истокам» и своего рода «ортодоксальная модернизация», выражающаяся в принятии всего нового, что имеет место и происходит в нашем изменчивом мире, при сохранении верности основным принципам веры и религии, и опоре на них.

Сейчас об этом много говорят и пишут, в том числе, и в мусульманской интеллектуальной среде, при этом обращаясь к историческому опыту не «дальних стран», а нашему родному, российскому. В частности, имеющиеся в российской умме противоречия между условными «кадимитами» и условными «джадидами», сравнивается с расколом Русской православной церкви XVII века, где старообрядцы выступают в качестве сторонников кадимитского толка, а никониане – в качестве адептов джадидизма.

Однако всякое сравнение хромает, и везде имеется своя специфика. Например, некоторые авторы язвительно отмечают, что православные «джадиды», в отличие от мусульманских, ставили целью полную ликвидацию оппонентов, причем крайне жесткими методами. Бежавшие от расправ староверы за пределами Московии становились казаками (зачастую разбойниками), подняв высокую волну протеста по всей стране, выразившуюся, в частности, в восстании Степана Разина (1667-1669), а в 70-х годах следующего столетия – крестьянской войне под предводительством Емельяна Пугачева. Наличие большого числа староверов среди сторонников обоих народных предводителей дало основание некоторым историкам говорить о религиозных войнах в России.

Принципиальным различием между исламом и «историческим христианством» (католичеством и православием) в идеологическом плане является отсутствие в исламе института, наподобие церкви, и догматического принципа, согласно которому только принадлежность к такому институту обеспечивает человеку полноту веры и спасения. Ислам, в первую очередь, религия личного богопонимания, богопознания и богопоклонения, здесь не человек для джамаата (если последний очень условно сравнить с христианской церковью), а джамаат для человека. Поэтому различные течения и направления мысли здесь существовали изначально, и это разнообразие понимается в Коране, как благословение, предопределенное Всевышним для того, чтобы человек использовал и развивал главный свой дар от Бога – свободу воли: «О, люди! Мы создали вас из мужчины и женщины и сделали вас народами и племенами, чтобы вы узнавали друг друга, и самый почитаемый перед Аллахом среди Вас – наиболее богобоязненный…» (Коран 49:13). «Скажи, у Аллаха есть убедительное доказательство. Если бы он пожелал, то повел бы прямым путем нас всех (Коран 6: 149). 

Поэтому, тенденция «прогрессивной» и «консервативной реформации» сосуществовали в исламе издавна. Часто их черты сочетались в жизни и деятельности одной личности – например, у алима-муджадида XII века Ибн Теймийи. В его понимании реформаторство означало обращение к традиции «праведных предков» (салафов) не только в смысле обрядовости и внешней атрибутики, но и в смысле определенного образа жизни и мыслей, видения своей религии и окружающего мира. Что же касается пресловутого «ваххабизма», то это частный, исторически обусловленный вариант более масштабного и многопланового явления «салафийи». Подобно тому, как в отношении старообрядцев используется негативное слово «раскольники», он получил внешнее негативное определение, использовавшееся оппонентами Абд аль-Ваххаба. Просто в XVIII столетии национальное пробуждение арабов в рамках Османской империи, совпало с проблемой религиозного характера, причем более масштабной, чем в Московской Руси времен церковного раскола. Дело в том, что оттоманская Порта и ее властители, считавшиеся продолжателями мусульманского халифата, уже с XVI века перестали в юридической и политической практике руководствоваться нормами фикха и принципами шариата.

Совершенно иная ситуация сложилась в русском православии времен «раскола». Здесь вся «реформа» ушла именно во внешнюю обрядовую сторону (исправление отдельных деталей в богослужебных книгах, совершение «крестного знамения не двумя, а тремя пальцами, произнесение имени Христа «Иисус» вместо «Исус») – не более того. И это отличает ее не только от аналогичных процессов изменений в исламе, но и от европейской церковной реформации, полностью переделавшей саму суть церкви, превратившейся из корпорации «жрецов», претендующих на духовную монополию, в сообщества равных верующих, что сближает ее по сути с мусульманским джамаатом. Эти сообщества возглавили наставники-пасторы, а не «священники», имеющие некие особые качества и возможности, недоступные простым верующим. Кстати, характерно, что когда в XVI-XVII веках в Европе началось противостояние между римской-католической церковью и реформатами- протестантами, мусульманская Турция была готова прийти на помощь последним.

Наконец мотивацией («ниятом», если хотите), стоявшей за русской церковной реформой XVII века, были исключительно претензии тогдашнего патриарха Никона (светское имя Никита Минов,) не только на духовную, но и светскую политическую власть. По иронии судьбы он, как и нынешний патриарх Кирилл имел этнические мордовские корни. Никон активно аккумулировал богатства в церкви, установил в ней «кадровую» диктатуру, единолично смещая и поставляя священников на приходы. Кроме того, он строил собственные планы и «концепции» по внутренней и внешней политике России. Именно Никону принадлежит тезис «патриарх солнце, великий князь – луна». Патриарх недвусмысленно намекал, что «солнце освещает луну, а не наоборот», а это ни что иное, как претензия на власть в государстве, причем на власть выше царской. Естественно в XVII веке это не могло не вылиться, в том числе, в насилие, восстания и вооруженные противостояния. Но за этим насилием стояли исключительно личные амбиции царя и патриарха, а вовсе не глубинные вопросы религиозного и духовного плана, как в исламе.

Определенные параллели истории ислама и российского христианства можно поискать в других явлениях – псковско-новгородских религиозных движениях рубежа XV-XVI вв., части старообрядцев, отвергших полностью «духовенство» и традиционную обрядность (т.н. «беспоповцы»), а также в русской духовности нового времени – «духоборов» и «молокан». Эти реформаторские тенденции не получили широкого распространения, так как были подавлены, как это сегодня называется, с использованием административного ресурса. Но это уже отдельная тема.

Автор: Исмаил Валерий Емельянов

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарии (1) Версия для печати

Добавить комментарий

Wessallam
22 Ноября
Ответить

Автор явно не сторонник Ашаритов и Матруддитов. Совершенно ясно,идёт пропоганда и оправдание своей акиды. Как говорил мой старый друг при разговоре о не теме "а причём тут аккумулятор")))