Религиозные и антирелигиозные мотивы в творчестве татарских поэтов

26 апреля татарский народ отметил очередную годовщину со дня рождения поэта Габдуллы Тукая, чье творчество считается эталоном поэтических произведений в современной татарской литературе. И хотя Тукай жил и творил до революции, его роль в формировании татарской поэтической культуры в советское время никто не подвергал сомнению.

Однако был в его творчестве целый пласт стихотворений, которые во времена Советской власти не публиковались из-за присутствовавших в них религиозных мотивов. Даже знаменитое стихотворение «Родной язык» при исполнении всегда обрезали, убирая последнее четверостишие, которое было посвящено обращению к Аллаху с молитвой-дуа.

Одним из самых первых обращений к религиозной тематике является стихотворение «Вопросы» (1907), где Тукай размышляет над проблемой смысла бытия: «Почему ты, о Боже, столь разными создал людей?» В другом стихотворении «Вечерний азан» (1906) религиозные мотивы переплетаются у нег ос раздумьями о судьбе татарского народа, его будущем, которое поэту кажется безрадостным: «В свое время / Мы были сильны, / Все кончено, / Все кончено».

В других стихотворениях, посвященных религиозной тематике: «Впечатление», «Книга», «Молитва матери», «Надейся на Бога», «Вечерняя мольба», «Судный день», «Вознесение», «Ночь величия», «Завещание», Тукай в той или иной мере декларирует свою веру в Бога, Судный День, истинность Корана. Так в стихотворении «Если читаю Коран» он провозглашает: «Если от всей души почитаю Коран, расширяется душа моя / если делаю саджда, говорю тасбих, душа моя наслаждается, радуется». В другом стихотворении «Впечатление» Тукай прямо говорит: «Совершаю земной поклон: «Аллах есть Истина! Аллах велик!»

Недаром после революции поэзия Тукая подвергалась резкой критике со стороны сторонников пролетарской идеологии именно из-за стихов религиозного содержания.

Однако наряду с публичным исповеданием веры Тукай был критически настроен к представителям мусульманского духовенства, которые по его мнению забыли о религии.

Друзья! Пойдем путем прямым,

Святош ишанов разгромим!

Порвем их сеть, да так, чтоб им

Уж не сплести ее опять!

(В память о «Бакыргане»)

Стоит отметить, что мотивы критики взглядов официального мусульманского духовенства присутствовали и в творчестве других татарских поэтов, например, Дэрдемэнда (Закира Рамиева). В то же время для его поэзии характерны суфийские мотивы, и это, прежде всего образ скитальца, с которым себя ассоциировал сам Дэрдемэнд.

О, прах и тлен дворцовых стен и крепостей!

А под землей покрыта мглой гора костей!

Пески взметет бураном бед, исчезнет след,—

Так мы умрем, так мы уйдем на склоне лет

Скиталец тот, кто в мир пришел на краткий час.

Взревело время, чтобы он пустился в пляс.

Оно зажгло гнилых надежд ненужный сор.

И привела его дорога… на костер…

(«Мы»)

К религиозным мотивам в своем творчестве обращались такие известные татарские поэты как Мавля Колый, Таджуддин Ялчигул, Хибатулла Салихов.

Тем не менее, рассказ о том, как отражалась религия в татарской поэзии, был бы неполным без упоминания антирелигиозных тенденций, которые пышным цветом расцвели после Октябрьской революции. 

Здесь особо стоит отметить творчество такого поэта как Маджит Гафури, стихи которого отличались яркой богоборческой эстетикой, при воспроизведении которых у верующего мусульманина могут возникнуть затруднения этического плана.

Еще одним литератором, в творчестве которого ясно чувствуются богоборческие мотивы, был Сагит Рамиев, который так и писал:

Цари и боги, и законы

Мне сором кажутся уже.

(«Я»)

Для него были характерны обожествление человека в духе восточного пантеизма; тенденции демонизма, байронизма и ницшеанства.

Ироническое и сатирическое изображение мусульманского духовенства и мусульманского культа характерно и для творчества известного драматурга Галиаскара Камала, чье имя сегодня носит Татарский государственный академический театр.

В заключение можно сказать, что татарской, как и русской, литературе до революции и связанной с ней трансформацией сознания, было свойственно и богоискательство, и религиозное миросозерцание.

После победы большевиков миру искусства был явлен невиданный прежде феномен –социалистический реализм, который утверждал в художественной сфере образ человека-борца, бросающего вызов и старому миру ,и религиозному мировоззрению. Это в полной мере отразилось на татарской литературе и поэзии, где разговор о взаимоотношении человека и Творца уже в наши посткоммунистические времена по большому счету так и не начат.

Но вместе с тем, литературной традиции татар есть к чему возвращаться, и пример Тукая, развившего религиозный дискурс в национальной поэзии, остается актуальным.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарии () Версия для печати

Добавить комментарий