Top.Mail.Ru
0°C
 ,

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам:


Совместим ли ислам с демократией

В наши дни нередко задается вопрос: совместим ли ислам с демократией? Приходится с удивлением отметить, что те, кто отвечают на него отрицательно, являются весьма неоднородной группой, едва ли у них есть еще что-то общее. Если на рубеже веков группы мусульманской интеллигенции были до такой степени увлечены Западом, что призывали   перенять не только положительное, но и дурное из его опыта, то в наши дни наблюдается обратный процесс. Разочарование в связи с нравственным упадком и политической несправедливостью Запада столь велико, что многие отвергают все европейское и американское, включая демократию как таковую. Светские диктаторы исламских стран, конечно, тяготятся народным волеизъявлением в силу своего диктаторства и заинтересованы в представлении демократии мусульманскому населению как чего-то антиисламского. Авторитарные правители, которые, приняв мусульманское обличье и заверив всех в своей правоверности, распространяют мнение о том, что демократия чужда исламской вере; в их окружении имеются проплаченные религиоведы, которые готовы играть эту макиавеллиевскую роль.  

Традиционные противники ислама на Западе, в СМИ и политических кругах, тоже неустанно твердят о том, что ислам антидемократическая религия, в которой нет места демократическим ценностям. Их цель, конечно, заключается в дальнейшем дистанцировании западного общественного сознания от ислама, тем самым делая одновременно возможной и привлекательной демонизацию мусульман. Ведь таким образом общественное мнение с легкостью одобрит жесткие меры и предвзятое отношение к ним со стороны своих правительств. При этом злопыхатели часто поднимают проблему отсутствия демократии в большинстве исламских стран. Единственное, о чем они забывают упомянуть, так это об эффективной поддержке диктаторов в деле подавления народовластия на Ближнем Востоке, которую обеспечивает так называемый цивилизованный мир.   

Пожалуй, не представляется возможным сравнить исламскую систему, какой она была при возникновении в VII веке, с нынешними демократическими институтами Запада, которые начали развиваться спустя много столетий.  Также и западные демократические системы не являются точной копией одна другой, они просто разделяют принципы и идеологию демократии. Коран (четырнадцать веков назад) четко разъяснил принцип «шура», который означает, что вопросы должны решаться путем совместного обсуждения и согласования. Практическое применение этого принципа в начале становления ислама (во времена Пророка и его непосредственных преемников) позволяет рассматривать его как предвестника демократии.    

Мухаммаду повиновались безоговорочно только в качестве Пророка, но вне   передачи и разъяснения людям религии, какой он получил ее от Бога, Мухаммад давал понять, что он обычный человек, который не может предсказывать будущее или притязать на наличие больших знаний, чем у других людей в областях их профессиональной реализации: ремесленничестве или торговле. Накануне битвы при Бадре, первом и исторически наиболее значимом военном столкновении между мусульманами и альянсом арабских идолопоклонников, Пророк придумал план расстановки своих немногочисленных войск. Когда один из его приближенных спросил: «Является ли этот план откровением Господа, который мы должны беспрекословно выполнить, или это лишь возможная стратегия?», Мухаммад ответил, что на самом деле это его видение ситуации. Тогда его соратник искренне высказал критические замечания и предложил альтернативный план расстановки сил, который Пророк одобрил и утвердил: результатом стала громкая победа.

Несколько лет спустя враги направили большую армию, чтобы атаковать мусульман в Медине. Решением Мухаммада было остаться в городе и  встретить врага, но обсуждение показало, что большинство людей предпочли   устроить сражение с неприятелем у подножия горы Ухуд, за пределами Медины. Мухаммад уступил мнению большинства в соответствии с принципом «шура». Мусульмане поначалу одерживали победу. Однако батальон лучников, находящихся на горной вершине, решил, что сражение закончено, и, оставив свои позиции, присоединился к основным силам, нарушив четкие распоряжения Пророка, данные ранее: не покидать гору ни при каких условиях. Это заметил Халед ибн ал-Валид (военный гений, который вел вражеский кавалерийский полк); он незаметно занял вершину горы и ударил в тыл мусульманской пехоте. Его атака стала переломным моментом, баланс сил был настолько нарушен, что лучшим решением для мусульман стало организованное отступление после понесенных тяжелых потерь. Несмотря на ошибку, дважды совершенную мусульманами, в Коране вскоре появилось обращение к Мухаммаду: «По милости Аллаха ты был мягок по отношению к ним. А ведь если бы ты был грубым и жестокосердным, то они непременно покинули бы тебя. Извини же их, попроси для них прощения и советуйся с ними о делах. Когда же ты примешь решение, то уповай на Аллаха, ведь Аллах любит уповающих» (3:159). Принцип «шура» пронизывает все сферы жизни общества, на всех уровнях, даже самых незначительных; например, в Коране упоминается, что   решение отлучить ребенка от груди, должно быть принято по обоюдной «шура» — с согласия обоих родителей.

Смерть Пророка означала конец пророчества и повлекла за собой необходимость его успешной замены как главы государства. Выбор преемника представлял собой открытое обсуждение нескольких претендентов, в итоге халифом был выбран Абу Бакр — ближайший сподвижник Пророка. По этому случаю исламский свод правил был  подтвержден и закреплен, прежде всего, самим Абу Бакром. Наиболее важные из них таковы:  

1. Избрание должно быть единогласным (Абу Бакр выяснял мнение тех людей, которые не были на обсуждении, чтобы удостовериться в их согласии с выбором);   

2. Титул халифа носит условный характер («Повинуйтесь мне, пока я повинуюсь Богу», — заявил халиф);  

3. Право людей предоставить полномочия лидеру увязано с правом отзывать их (Абу Бакр заявил, что, если он поступит неправедно, люди не обязаны выказывать ему повиновение);  

4. Правитель — это служащий, нанятый народом для выполнения обязанностей управления (видя, что Абу Бакр в первые дни продолжал заниматься своими частными делами, чтобы заработать на жизнь, люди в возмещение за общественные хлопоты обязали его принять жалованье, равное дневному заработку рядового мусульманина, ни бедного и ни богатого);  

5. Глава государства не должен быть заложником элиты, знати или заинтересованных групп. Он заявил: «Слабый среди вас — силен при мне до тех пор, пока я не помогу ему восстановить его попранное право, но сильный среди вас — при мне будет слабым, пока я не заставлю его соблюдать права других».  

Если коротко, все это полная противоположность тому, что практикуется в большинстве исламских стран в настоящее время. Если бы только события развивались в изначальном направлении, когда исламская империя   расширялась и приобретала зрелую завершенную форму!.. Тогда мусульманский мир непременно достиг бы формы правления, которая сочетала бы в себе лучшие стороны современных демократий, оставаясь свободной от их недостатков.

Какое-то время течение событий был очень обнадеживающим. Так, второй халиф, Умар, предупредил на будущее подданных: «Ваш долг поддерживать меня, когда я прав, и поправлять, когда не прав», на что люди ответили: «Если ты будешь заблуждаться, мы вразумим тебя — при необходимости даже своими мечами». Откликом халифа было: «Вы не добродетельны, если не скажете этого, и мы не добродетельны, если не согласимся с этим».   

Современное исламское возрождение не имеет никакого отношения к широко разрекламированным образам подстрекательного экстремизма, яростным призывам к вражде и насильственному установлению деспотических, светских и даже религиозных режимов. Основное направление ислама, не бросающееся в глаза, ратует за просвещенность и,  открыв для себя истинную сущность религии, пробудилось для уроков истории. Оно не заряжено пустозвонством громких лозунгов, а сосредоточено на эффективном реформировании. Ведь исламские ученые в течение длительного времени утверждают, что неисламское государство, которое соблюдает справедливость, лучше, чем исламское, пронизанное тиранией и несправедливостью.

Автор: Хассан Хатхут

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарии (0) Версия для печати

Добавить комментарий