Совпадения неслучайны. Индия сползает к махровому национализму

Как сообщают региональные средства массовой информации премьер-министр Индии Нарендра Моди 5 августа примет участие в закладке фундамента храма божества Рамы в индийском городе Айодха на месте исторической мечети Бабри масджид.

Это действо индийские СМИ сравнивают с поступком президента Турции Эрдогана, восстановившего действующий статус мечети Айя София. Однако в данном случае «прогрессивная мировая общественность» хранит глубокое молчание, хотя опять имеет место изменение конфессиональной принадлежности здания храма.

Судьба Бабри масджид или мечети Бабура остается болезненной проблемой для мусульман Индии. Ее захват и разрушение в ноябре 1992 года индуистами вызвали межобщинные столкновения по всей стране, в ходе которых погибло более 2000 человек. Мусульмане пытались судиться за мечеть, но в ноябре прошлого года Верховный суд Индии окончательно признал права индуистов на земельный участок, где она располагалась.

Тем не менее торжества по поводу закладки фундамента храма Рамы пройдут 5 августа, а не в ноябре, и как считают многие местные политобозреватели, эта дата выбрана не случайно, так как именно 5 августа Джамму и Кашмир, большинство населения которого составляют мусульмане, был лишен статуса штата, и там были ликвидированы все формы местного самоуправления.

Сочетание этих двух событий подчеркивает внутриполитические успехи «Бхарата Джаната парти» (БиДжейПи) – партии индийских националистов, представитель которой – Нарендра Моди – возглавляет правительство Индии.

Стоит отметить, что инициатива по захвату Бабри масджид принадлежала именно представителям БиДжейПи во главе с Лал Кришна Адвани, и нынешний премьер Моди принимал в этом самое активное участие.

Политологи, комментируя этот прозрачный намек на «славное» прошлое Би Джей Пи и лично Моди, связывают это и с идущими в настоящий момент индо-китайскими переговорами по спорным территориям в Лакадахе, которые недавно стали ареной конфликта между двумя странами. Скорее всего, Моди по разным причинам придется пойти на фактические уступки, так как он не хочет крупного конфликта с Китаем. Поэтому перед индийскими СМИ стоит задача сместить медиа-фокус с переговоров на победы, истинные или мнимые, во внутренней политике, где все отчетливее и отчетливее проступает перекос в сторону индийского национализма – Хиндутвы.

Стоит отметить, что внутренняя политика Моди также выглядит достаточно бледно на фоне пандемии коронавируса, которая буквально свирепствует в Индии и с которой правительство борется путем введения все более и более жестких ограничений, которые по сообщениям международных правозащитных организаций, зачастую представляет собой прямое нарушение прав человека, включая блокаду целых территорий. Подобные блокады под предлогом борьбы с коронавирусом особенно широко практикуются в Джамму и Кашмире.

В свое время отцы-основатели современной Индии Мохандас Ганди и Джавахарлар Неру провозглашали ее домом для представителей всех религиозных общин страны. Именно поэтому Неру отказывался от соблюдения принципа разделения территорий по религиозному признаку, применявшемуся при преобразовании колониальной Британской Индии в современные Индийскую республику и Пакистан. Он заявлял о том, что и индуистам, и мусульманам одинаково хорошо живется в Индии, и они равны перед законом. Похоже, что националисты из БиДжей Пи окончательно хоронят этот принцип и продолжают сползать к махровому национализму, как последнему средству укрепления своей власти.

Молчание же «мировой общественности» по поводу судьбы мусульманского храма еще раз демонстрирует, что все ее «сожаления» об «оскорблении чувств верующих» проявляются только тогда, когда под этим предлогом надо вмешаться во внутреннюю политику не угодившего им государства. В случае Индии, имеющей хорошие политические отношения с Европейским союзом и США «чувств верующих» «прогрессивное человечество» предпочитает не замечать.

Автор: Ильдар Мухаметжанов

Комментарии () Версия для печати

Добавить комментарий

Tus 02 Августа
Ответить

Это не индусы пришли в Индию, а мусульмане ее захватили. Сейчас справедливость восстановлена.