Турции не суждено войти в ЕС

Волна энтузиазма в турецком обществе по поводу вступления в ЕС, достигшая пика примерно в 2005 году, сменилась разочарованием. Со своей стороны Европа, переживающая всплеск антииммигрантских настроений, склоняется к прекращению переговоров с Турцией.

Недавний демарш Европарламента против продолжения переговоров о вступлении Турции в Евросоюз крайне обидел Эрдогана и его команду. Евродепутаты продемонстрировали турецкому руководству недовольство «неадекватной» реакцией на попытку государственного переворота: массовыми арестами, как среди военных, так и среди гражданских лиц, преследованиями оппозиционной прессы. Впрочем, и без этого выступления европарламентариев отношения партнеров были далеко не безоблачными.

Упущенные возможности

Напомним, что стремлению турок стать участниками европейского проекта уже более 50 лет. Еще в далеком 1963 году Турция подписала договор с Европейским экономическим сообществом – предшественником ЕС, в соответствие с которым признавалось право этой страны вступить в союз европейских государств.

Шанс выпал Турции в 1978-1979 годах, когда ее пригласили вступить в ЕЭС вместе с Грецией, отношения с которой были откровенно враждебными после оккупации турецкой армией северной части Кипра. В тогдашней ситуации турки отказались от такого компромисса.

Отразился на процессе сближения военный переворот 1980 года и последовавшие за ним массовые аресты – как левых, так и правых. ЕЭС приостановил процесс переговоров, они были возобновлены только после 1983 года, впрочем, без особого успеха. Европейцев можно понять – страна с быстрорастущим населением, запущенным сельским хозяйством и неэффективной экономикой не вызывала у них энтузиазма, а на саммите 1997 года ЕС даже отказался признать Турцию кандидатом на вступление в ЕС. Несколько позже европейцы одумались и в 2000 году предоставили туркам право на вступление, но выдвинули ряд условий: Турция должна реформировать законодательство о защите прав человека, сократить влияние армии на политическую жизнь страны и провести ряд других реформ.

На волне «евроэнтузиазма» в августе 2002 года турецкий парламент утвердил программу реформ, и в октябре 2004-го Еврокомиссия рекомендовала начать переговоры о вступлении Турции в ЕС. Впрочем, переговоры проходили крайне сложно, из-за нежелания Анкары идти на уступки. Так, например, отношения партнеров осложнялись отказом Турции признать Республику Кипр. До сих пор Анкара признает только Турецкую республику Северного Кипра (ТРСК), которую, кроме нее не признал практически никто. Между тем, Кипр вступил в ЕС в мае 2004 года и, соответственно, обрел право «вето» и не поддерживает турок.

Осложняет ситуацию и курдский вопрос. Если Европа требует большей регионализации и автономизации курдов, соблюдения их гражданских прав в соответствии с европейскими стандартами, то Турция категорически не идет на уступки, продолжая с 1984 года войну против партизан Курдской рабочей партии (КРП) на востоке страны. Летом 2015-го перемирие с КРП было сорвано: курды обвинили турецкие власти в организации взрывов в курдских городах и возобновили партизанскую войну.

Впрочем, Турция все равно настаивала на переговорах, и в 2005 году они начались уже по конкретным требованиям европейцев, изложенным в соответствующих «пакетах».

Интересы сторон

Интерес к вступлению Турции в ЕС есть у обеих сторон этого долгого процесса. Турки, заинтересованы в поддержке и собственного сельского хозяйства, и в новом рынке для товаров своей легкой промышленности, и в расширении рынка для работы своих строительных компаний. Немалый взаимный интерес возник и в вопросе транспортировки энергоресурсов через турецкую территорию. Так появились проект «Набукко», о котором уже основательно подзабыли, и проекты строительства других нефте- и газопроводов под лозунгом диверсификации поставок в обход России. Турция надеялась стать неким энергетическим «хабом» – к взаимной выгоде сторон.

Для ЕС Турция – это расширение внутреннего рынка, источник квалифицированной рабочей силы для европейских компаний, ведь население Европы стареет, а в Турции примерно четверть населения моложе 14 лет при растущем уровне образования. После начала арабских революций и особенно конфликта в Сирии у европейцев появились и новые надежды – на сей раз на сдерживание потока беженцев, устремившихся в Европу. Вот и пришлось мириться с непростым партнером и вновь возвращаться к идее вступления этой страны в ЕС.

Турки в Европе

Однако все не так просто. Сегодня только в Германии живет как минимум 2,5 миллиона турок. С этим связано ряд проблем, к их числу относятся и отношения теперь уже «местных» турок с такими же «местными» курдами, и распространение исламистских группировок, да и собственная политическая жизнь. К примеру, если в самой Турции организации «серых волков» Партии националистического движения были запрещены еще в 1980 году, то в Германии и Нидерландах они существуют вполне легально.

В последнее время по всей Европе усилились антииммигрантские настроения, которые касаются и местных турок. Европейцы все больше опасаются усиливать мусульманский элемент в Европе. Именно поэтому у идеи приема Турции в ЕС все больше противников, особенно в рядах правых. Политкорректность, которая сдерживала эмоции политиков, все чаще дает сбой и уже на государственном уровне против вступления Турции в ЕС выступают Германия, Франция и Австрия.

Турции припоминают и геноцид армян и других христиан в 1915-1923 годах, и нынешние репрессии после провала попытки военного переворота 15 июля: более 150 брошенных в тюрьмы журналистов, более 2800 уголовных дел по оскорблению президента, 120 тысяч уволенных по обвинению в принадлежности к сторонникам Фетхуллаха Гюлена офицеров, полицейских, судей, преподавателей вузов. Одних только учителей частных школ было уволено свыше 22000. Но турецким властям этих мер показалось мало. Парламентариев от прокурдской Партии демократии народов лишили мандатов и уже готовы засудить по обвинению в терроризме. По турецкому «Закону о терроризме» любое сочувствие курдским боевикам и даже предложение возобновить переговоры с ними однозначно рассматривается как терроризм. Кроме того, особенное неприятие вызывает у европейцев широкая кампания в Турции по отмене моратория на смертную казнь.

Таким образом, несмотря на то, что решение Европарламента носит рекомендательный характер, можно не сомневаться, что на сей раз политики европейских государств учтут мнение парламентариев.

Массовое разочарование

Впрочем, отношение самих турок к стремлению своих властей вступить в Евросоюз тоже постепенно менялось. Волна энтузиазма, которая подпитывалась надеждами на европейские капиталовложения и прямую помощь от европейских государств после максимального подъема в 2005 году постепенно сошла на нет. Идею перестали поддерживать и основные средства массовой информации.

На сегодняшний день обида на европейских партнеров и понимание того, что европейцы не желает видеть мусульманскую Турцию в «христианской Европе», стало обычным для большинства турок. По разным опросам, от 60 до 80% граждан Турции являются теперь противниками вступления в ЕС.


Виктор Надеин-Раевский,
старший научный сотрудник ИМЭМО им. Е.М.Примакова РАН РБК

Автор: Виктор Надеин-Раевский

Комментарии () Версия для печати

Добавить комментарий

Алексей Котов 12 Декабря 2016г.
Ответить

вообще-то всем давно и так понятно, что Турции дорога в ЕС закрыта, и если у них это когда-либо получится, то это будет праздник для целого поколения турков. тем не менее, мечтать не вредно, пусть надеяться. и раз уж для обеих сторон это взаимовыгодно, то Европа могла бы лучше стараться. Но, конечно, не стоит забывать, что христианская Европа не примет никаких мусульман, как бы те не выпендрывались, и как бы европейцы не голосили о равенстве народов.