Турция как несостоявшийся союзник антигитлеровской коалиции

Такими средствами противовоздушной обороны располагала турецкая армия во время Второй мировой войны

Такими средствами противовоздушной обороны располагала турецкая армия во время Второй мировой войны

Теги:



0
18 Июля (08 Зу-ль-хиджа)

В определенных кругах до сих пор популярна версия о том, что в годы Второй мировой войны Турция якобы готовилась выступить на стороне гитлеровской Германии. В качестве доказательства приводится то обстоятельство, что турки в 1941-1942 годах держали на границах с СССР большую группировку войск.

Однако уже с конца 1942 года по инициативе англичан союзники по антигитлеровской коалиции начинают прилагать усилия по вовлечению Турции в войну против Германии. Для этого имелись веские основания. Еще 19 октября 1939 года турецкое правительство заключило британско-французско-турецкий военный союз о взаимопомощи в случае переноса боевых действий в регион Средиземноморья. Однако реально ни в каких военных действиях Турция не участвовала, указывая на то, что военные действия в Средиземноморье идут далеко от ее границ, а сама она не располагает сильным флотом, чтобы помочь англичанам и французам.

Тем не менее о союзнических обязательствах Турции напомнил руководству республики сам Уинстон Черчилль, приехавший в январе 1943 года в турецкий город Адана и встретившийся с президентом страны Исметом Иненю. В Лондоне надеялись, что присоединение Турции к антигитлеровской коалиции позволит открыть Второй фронт на Балканах. Таким образом англичане восстановят свое традиционное политическое влияние в этом регионе, который при других раскладах мог попасть (и попал) под влияние СССР.

В ответ на это предложение турки запросили у англичан помощь оружием, военной техникой и деньгами. Действительно, Турция пребывала в крайне затруднительном положении. Война сильно ударила по экспортно ориентированной экономике страны, и турецкое правительство было вынуждено пойти на непопулярные меры, в том числе и на введение специального налога «Варлык вергиси», направленного на увеличение военного бюджета. Тех, кто не мог заплатить его, ссылали в трудовые лагеря в Восточной Анатолии и конфисковывали имущество.

В турецкой армии было всего лишь 300 самолетов разного назначения, к тому же порядком устаревших, и около 200 танков, преимущественно довоенного выпуска, закупленных в разных странах и уступавших по всем техническим характеристикам танкам всех воюющих сторон. Турки указывали в этой связи, что при попытке начать наступление против немцев на Балканах их армия будет быстро разгромлена и нацисты смогут захватить Стамбул и пролив Босфор, что, в свою очередь, негативно скажется на операциях Красной Армии на Черноморском побережье.

Тем не менее на Совещании министров иностранных дел стран-участниц антигитлеровской коалиции в Москве 19-30 октября 1943 года в его особо секретный протокол был внесен пункт, в котором говорилось: «Сделать турецкому правительству предложение от имени трех держав о немедленном вступлении Турции в войну». 1 ноября 1943 года министры иностранных дел Великобритании и СССР подписал в рамках конференции отдельный «Протокол о Турции», в котором прямо говорилось, что правительства обеих стран приложат усилия для вступления этой страны в войну на стороне «Объединённых Наций» и оказании помощи антигитлеровской коалиции путем размещения ее военных баз на турецкой территории.

Однако турки не согласились дать разрешение на базирование войск антигитлеровской коалиции на своей территории, указав, что Германия будет расценивать это как начало военных действий против себя и сможет быстро перейти в наступление, заняв не только европейскую часть Турции, но и районы, прилегающие к Ираку, создав угрозу английским силам в регионе.

Вопрос о вступлении Турции в войну также проговаривался на конференции «большой тройки» – лидеров США, Великобритании и СССР в Тегеране в ноябре 1943 года, где они выразили желание, чтобы Турция вступила в войну на стороне антигитлеровской коалиции. Черчилль в этой связи указывал, что это позволило бы провести высадку союзников на Балканах и поддержать их действия в Южной Франции. В ответ Сталин посоветовал в качестве основного варианта рассматривать высадку союзников в Северной Франции. При этом он заявил: «Конечно, было бы хорошо, если бы Турция вступила в войну». Сталин также отметил: «Это и политический, и военный вопрос. Турция является союзником Великобритании и находится в дружественных отношениях с СССР и США. Надо, чтобы Турция больше не играла между нами и Германией».

Однако, когда встал конкретный вопрос о том, сколько войск союзники, в первую очередь англичане, могут выделить для помощи Турции, Черчилль заявил, что их количество не может превышать 2-3 дивизии, задачей которых будет контроль над островами в Эгейском море. При этом эти дивизии не предполагалось использовать для оказания непосредственной помощи Турции на материке. Однако, по оценке самих же англичан, только болгары, союзники немцев, в то время, могли бросить против Турции 12 дивизий, а немцы – 21 дивизию, в том числе 2-3 танковые дивизии, сосредоточенные на Балканах. Как уточнял сам Черчилль: «У турок имеются винтовки, неплохая артиллерия, но у них нет противотанковой артиллерии, нет авиации и нет танков». Турки просили для обеспечения воздушного прикрытия своей армии 49 эскадрилий самолетов разного назначения и доставки в течение 90 дней перед началом военных действий 250 тысяч тонн различных военных грузов, в том числе боеприпасов, автомобилей, танков и другой военной техники. Англичане, обещавшие обеспечить их всем необходимым, не выполнили своих обязательств.

Анкара уклонялась от участия в войне, на которую их так настойчиво приглашали, с одной стороны, не хотела передавать контроль над островами в Эгейском море в руки англичан, а с другой, опасалась, что после войны на Балканах укрепятся позиции СССР. Турки посчитали, что материальные потери от их вступления в войну на стороне антигитлеровской коалиции будут неоправданно высокими.

С апреля 1944 года США и Великобритания прекратили оказание военной помощи Турции, но в то же время потребовали разорвать с Германией экономические и дипломатические отношения, что и было сделано 2 августа 1944 года. 23 февраля 1945 года Турция все же объявила войну Германии, но в военных действиях участия не принимала.

После войны позиция Анкары стала предлогом для предъявления к ней территориальных претензий со стороны СССР. В ответ Турция вступила в НАТО. Впоследствии Советский Союза отказался от своих претязаний и отношения между двумя странами нормализовались.

История о том, как Турция стала несостоявшимся союзником стран антигитлеровской коалиции, опровергает тезис о том, что турки хотели воевать на стороне Германии. Турция 40-х годов – крайне бедное неразвитое в промышленном отношении государство, для которого любое участие в войне обернулось бы экономическим и политическим крахом. К тому же правящий класс Турции, в том числе и ее тогдашний президент Исмет Иненю, принимавший участие в Первой мировой войне, хорошо помнили, как Российская империя в Закавказье, имея ограниченные силы, громила турецкую османскую армию под Сарыкамышем и Эрзерумом, и смогла занять обширные турецкие территории на востоке. С тех пор военная мощь Советской России многократно возросла. Турецкая же армия, по сути, оставалась по уровню своего оснащения равной османской армии времен Первой мировой войны. Думается, что турецкое военное руководство не сомневалось, что в случае вступления страны в войну на любой стороне турок ожидал бы быстрый и тотальный разгром с потерей контроля над ключевыми территориями.

Именно плачевное состояние турецкой экономики стало тем самым тормозом на пути к участию в «большой политике» времен Второй мировой войны, из которой Турции все же посчастливилось выйти без жертв и разрушений, что стало главным итогом для руководства и населения страны.

Автор: Хасан Насредтинов

Комментарии () Версия для печати

Добавить комментарий