0°C
 ,
  • Фаджр
  • Восход
  • Зухр
  • Аср
  • Магриб
  • Иша

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам:


Участие мусульман в политической жизни неисламского государства. Точка зрения

Британские мусульмане обсуждают с руководством страны жизненно важные вопросы

Британские мусульмане обсуждают с руководством страны жизненно важные вопросы

Теги:

0
11 Ноября 2007г.

Общеизвестно, что Ислам с самого начала своего появления был не "просто религией", предназначенной для самоуспокоения человека и обретения им внутренней гармонии. Он был одновременно и религиозно-политическим движением, и Шариатом Аллаха (тем, что в арабском языке называют словом "дин", переводящемся как "подчинение, власть, закон"), и путем любящих Единственного Бога.

Наряду с социально-политическими аспектами, Ислам заключает в себе как более глубокие пласты методов совершенствования человека, конечной целью которого было бы его возвращение к замыслу Бога о человеке как о Собственном наместнике (халифе), так и познание Всевышнего (маарифат). Социальные, политические, юридические, экономические, нравственные аспекты жизни человека – все они сходятся в единой точке Таухида. И все они в подробностях регламентируются Исламом.

Таким образом, Ислам очень многогранен. Утверждения о том, что весь Ислам пронизан политикой, и что Ислам отнюдь не сводится только к политике – в равной степени правомерны постольку, поскольку их правильность зависит от того, какой пласт исламской религии мы принимаем во внимание. И сколько бы мы ни говорили о нравственном самосовершенствовании, духовном очищении, о познании Бога с помощью искренней любви к Нему в сердце верующего, о понимании Ислама посредством искусства – все равно без фундамента в виде "первого этажа" – Шариата – все здание Ислама рухнет. С другой стороны, такие категории, как "дин" ("власть"), наместничество (халифат), сам Таухид (заключающий в себе утверждение, что власть принадлежит лишь Аллаху) – априори являются политическими, поэтому мы можем сказать, что в известной степени политическое в его глубинном, подлинном, а не современном профанном и опошленном понимании пронизывает все этажи и пласты Ислама.

Политика в Исламе имеет весьма специфический оттенок: она не есть просто средство лоббирования интересов определенных групп, страт, классов граждан. Как уже было сказано, сам принцип Таухида непосредственным образом связан с политикой через принцип власти Всевышнего и наместничества мусульманина и уммы в целом. Но Таухид – первая основа, основа основ Ислама – неотделим от Адалята (Справедливости) – второй основы исламской религии. Пророк (мир ему) говорил: "Если вы увидите запрещенное (злонамеренное, несправедливое) деяние, остановите его рукой, если не получится – словом, если и на это вы не будете способны – осудите его в своем сердце, но это будет самым слабым проявлением веры". Существует много хадисов и аятов, обязывающих мусульманина утверждать справедливость в мире, а такие столпы нашей религии, как "повеление одобряемого" (амр биль мааруф) и "запрет зла" (нахи аниль мункар) являются краеугольными камнями Ислама. Эти принципы, разумеется, также тесно связаны с такой основой Ислама, как Адалят (Справедливость).

Важно понять, как все это соотносится с участием мусульман в политическом процессе в современной России. Что делать мусульманам? Какие силы им поддерживать? Что должно служить для них ориентиром – слова или дела, программные заявления разных партий или же конкретная информация о том, что из себя представляют ключевые фигуры в данной партии, чьи интересы они отстаивают, частью какого лобби эти люди являются – и как это соотносится не просто с "интересами мусульман" – но и с принципами и повелениями Ислама, ибо мусульманин – это всего лишь воин и наместник Всевышнего, а не автономный субъект, движимый интересами своего клана, диаспоры, консорции, корпорации...

Не лишним будет заметить, что в своих действиях мусульмане должны прислушиваться к мнениям авторитетных с точки зрения Шариата ученых, изучивших основы исламских наук.

В мусульманских научных кругах существует широкий спектр мнений относительно участия в политическом процессе: от радикальных, категорично отвергающих возможность участия в выборах и прочих "кяфирских" процессах, до конструктивных, побуждающих мусульман там, где это возможно, образовывать собственные политические организации, не растекаясь по чужеродным по идеологии и программным установкам партиям, что чревато утратой мусульманского политического самосознания самих вступающих в неисламские партии мусульман и размыванию исламской субъектности. Если же такая возможность отсутствует, – вступать в неисламские политические партии, но при соблюдении ряда условий. Во-первых, программы данных партий не должны содержать каких-либо антиисламских установок, а деятельность партии не должна лоббировать (явно или скрыто) интересы врагов Ислама. Во-вторых, членство мусульман в таких партиях должны приносить исламской умме какую-либо конкретную пользу, иными словами, мусульмане должны формировать в этой партии собственное лобби на основе общих интересов или общих ценностных установок с руководством партии.

Уместно вспомнить, что у мусульман на постсоветском пространстве уже был опыт строительства собственно партии мусульман – речь идет об ИПВ, Исламской Партии Возрождения (иные карликовые организации, порой попадавшие в избирательные списки и иногда даже набиравшие по несколько десятых процента голосов, мы по понятным причинам рассматривать не будем). Это был очень интересный исторический прецедент, и многие мусульманские деятели и по сей день жалеют, что ИПВ не удалось сохранить. Тем не менее, в настоящее время вопрос о сугубо исламском партстроительстве в России временно закрыт – пока действует закон о запрете на создание партий на основе религиозной общности. Впрочем, и этот закон можно было обойти, создав партию под названием "Букет из сада", "Синенький скромный платочек" или использовав любое прочее наименование, аналогичное названию партии "Яблоко" (такая еще существует и даже участвует в предстоящем плебисците). Однако вопрос и в другом – в низком уровне религиозной образованности и политического самосознания у основной части российской уммы, а также в том, что мусульмане не являются в России большинством.

Было бы несправедливо утверждать, что тактика участия в существующих политических партиях не приносит ровным счетом никаких плодов. За счет умелой и умной деятельности ряда исламских лидеров, идеологов и публицистов (таких, как Гейдар Джемаль и Шамиль Султанов) в 90-е годы были заложены не только серьезные основания для альянса с левопатриотической антиельцинской оппозицией, но и посеяны зерна исламофилии, давшие вполне радовавшие глаз всходы. Скажем, то, что в газете "Завтра" долгое время функционировала полоса "Огненный Ислам" и многие сотрудники, включая главного редактора, расположены к Исламу с симпатией – есть именно плод стараний такого рода исламских лидеров и публицистов (а могло бы быть совсем иначе, учитывая влияние антиисламски ориентированных православных кругов на своих единоверцев из числа патриотов). Появление новообратившихся мусульман в левой и правой средах, включая переход в Ислам таких видных деятелей контркультуры, как покойный Илья Кормильцев, перед смертью произнесший шахаду – также важный результат такого влияния.

Другое дело, что на определенном этапе лимит эффективности деятельности таких "одиночек на пути Аллаха" неизбежно исчерпывается. Да, яркий и видный деятель Государственной Думы может повлиять на многие ключевые решения, на позицию конкретных высокопоставленных фигур по тем или иным внешнеполитическим вопросам, поспособствовать принятию ряда решений, отвечающих чаяниям мусульман как в России, так и за ее пределами. Но все это можно сравнить с паллиативом, с поддерживающей химиотерапией, который получает пораженный раковыми клетками организм, с нейролептиком, временно и частично возвращающего душевно больного человека к большей или меньшей степени адекватности. Однако система всегда сильнее одиночек, пытающихся изменить ее изнутри, неизлечимая болезнь обречена одержать верх над человеком, во что бы то ни стало пытающегося ее побороть. Запас раритетных и дорогостоящих лекарств рано или поздно заканчивается, а за счет "синдрома отмены" организм очень быстро возвращается в прежнее болезненное состояние.

Исламское лобби в немусульманских партиях может быть эффективным средством, а не паллиативом, если опирается на осознающую свою (в том числе и политическую) миссию, структурированную снизу (а не сверху, подобно разного рода духовным управлениям), активную умму. Таковой в России пока нет. Что может способствовать ее появлению? Прежде всего, это низовая самоорганизация уммы в виде появления внешне неполитических культурно-просветительских, координационно-аналитических, теологических центров, исламских СМИ, колледжей, средних и высших исламских курсов. К примеру, все это уже стало обыденностью на улицах Лондона, но в Москве даже робкие попытки создать нечто отдаленно похожее, увы, чаще всего заканчиваются безуспешно именно из-за несознательности среднего российского мусульманина, часто не знающего хорошо своей религии, своих задач в мире и обществе согласно Исламу, и наивно полагающего, что пятикратного намаза, соблюдения поста и посещения мечети в пятницу с него вполне "хватит". С другой стороны, задачей таких легальных и открытых для всех желающих культурно-просветительских исламских центров является объяснение мусульманам основ Таухида – а без их понимания любая политическая деятельность, пусть даже под архиисламской вывеской, теряет свой смысл.

Именно глубокое прочувствование Таухида даст мусульманину правильные ориентиры в политике. Благодаря осознанию того, что такое исламская справедливость, мусульманин поймет границы допустимых альянсов – ибо Пророк (мир ему) заключал альянсы с немусульманами, с многобожниками, но в своих хадисах донес до уммы, что Всевышний строго запретил пособничество угнетателям в любом его виде.

Автор: Фатима Анастасия Ежова

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарии (0) Версия для печати

Добавить комментарий