Top.Mail.Ru
0°C
 ,

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам:


В Казани муллы пожаловались на издержки профессии

Круглый стол в Галеевской мечети

Круглый стол в Галеевской мечети

Теги:

3
28 Ноября 2018г.

На прошедшем на днях в Галиевской мечети Казани круглом столе под председательством главного казыя Татарстана Джалиля Фазлыева представители духовенства в один голос жаловались журналистам на свою сложную жизнь.

Они утверждали, что имидж имамов изрядно подпортили, с одной стороны, татарский театр - популярной пьесой “Зәңгәр шәл”, где муллы представлены в комическом виде, а с другой - журналисты, которые видят у них лишь одни недостатки, забывая обращать внимание на положительные аспекты их деятельности.

В своем выступлении Фазлыев заострил внимание на проблеме нехватки имамов в сельских мечетях Татарстана. По его словам, молодые муллы не хотят ехать в деревни работать за гроши и сталкиваться с бытовыми проблемами.

Казый привел в пример программы поддержки молодых специалистов на селе, которым выделяют денежные ссуды, дают жилье, и всячески стимулируют их оставаться в деревнях. В то же время молодым имамам никто такой поддержки не оказывает. Наоборот с них требуют уплату коммунальных платежей за мечети и выплату налогов. Он также указал, что никто толком не интересуется, как живут деревенские муллы и какие у них проблемы.

Посетовал Фазлыев и на то, что в народе о муллах сложилось представление, как о ворах и мошенниках, обирающих народ. «Те, кто не работает в этой сфере не понимают нашего положения и ждать от них помощи бесполезно», - сказал он.

С его слов, большинство имамов в деревнях – люди преклонного возраста и никакой духовно-просветительской работы не ведут, а мечети зачастую стоят закрытыми. Кроме этого многие имамы не имеют соответствующего образования. «В настоящее время около 700 имамов не имеют знаний по религии, однако они обучаются на вечерних курсах и заочно», - отметил Фазлыев.

В то же время даже деревенские парни, которых целенаправленно отправляют учиться в медресе, не спешат возвращаться в свои деревни, а если и возвращаются, то очень скоро их покидают.

Он привел пример одного из таких имамов, обучение которого профинансировал родной колхоз. После возвращения молодой мулла отработал около шести месяцев и уехал обратно в город, обосновав это тем, что в городе, работая охранником в мечети, он будет жить лучше, чем в деревне имамом.

Имам Мухисинят Хабибуллин ремонтирует плуг со своими сыновьями 1905 год с. Сафаджай


В связи с этим напрашивается вопрос: а как жили сельские имамы в далеком прошлом, когда все татарское мусульманское население было сосредоточено в основном по деревням? Ответ на него прост: имамы трудились наравне со своими односельчанами, выполняя все сельскохозяйственные работы, и жили в основном своим трудом. Конечно, они получали подношения и от местных жителей, но не эти деньги составляли их основной доход.

По словам ветерана исламской деятельности, который начинал работу на ниве исламского просвещения еще в советское время, Абдулхая Саляхетдинова, имам должен быть примером для окружающих, в том числе и в труде, и в повседневной жизни. Только к таким имамам народ будет относиться с доверием, и только такие наставники, понимая всю суть его чаяний и стремлений, будут считаться духовными авторитетами.

Это фактически подтвердил своими словами и сам Джалиль Фазлыев, заявив: «Вся жизнь деревенского имама проходит на глазах у народа. Односельчане знают и его родословную и его детей. Поэтому если начнешь раздавать бесконечные советы и конфликтовать, то в ответ тебе же и укажут на твои собственные ошибки».

Он также отметил, что старается назначать имамов из числа представителей «примерных» сельских семей, известных своим воспитанием и трудолюбием.

Кстати, среди современных имамов есть те, кто помимо духовного служения ведет свое фермерское хозяйство. К этой категории относится, например, председатель Централизованного духо

Имам Асият Уразаев за трактором


вного управления мусульман Пензенской области Асият Уразаев. У муфтия Уразаева около 100 голов скота, 200 гектаров земли, которую он обрабатывает сам, на своей технике. Он не ходит "с протянутой рукой", а сам оказывает материальную помощь при строительстве и ремонте мечетей, а также поддерживает детей-сирот. Именно за это его в первую очередь ценят односельчане.

Слов нет, авторитет у нынешних имамов уже далеко не тот, что у их предшественников. Но всегда можно его повысить, если руководствоваться примером Пророка, да благословит его Аллах и приветствует, который разделял со своими сподвижниками все тяготы повседневной жизни и активно трудился, чтобы заработать на хлеб насущный.

 На прошедшем на днях в Галиевской мечети Казани круглом столе под председательством главного казыя Татарстана Джалиля Фазлыева представители духовенства в один голос жаловались журналистам на свою сложную жизнь.

Они утверждали, что имидж имамов изрядно подпортили, с одной стороны, татарский театр - популярной пьесой “Зәңгәр шәл”, где муллы представлены в комическом виде, а с другой - журналисты, которые видят у них лишь одни недостатки, забывая обращать внимание на положительные аспекты их деятельности. В своем выступлении Фазлыев заострил внимание на проблеме нехватки имамов в сельских мечетях Татарстана. По его словам, молодые муллы не хотят ехать в деревни работать за гроши и сталкиваться с бытовыми проблемами. Казый привел в пример программы поддержки молодых специалистов на селе, которым выделяют денежные ссуды, дают жилье, и всячески стимулируют их оставаться в деревнях. В то же время молодым имамам никто такой поддержки не оказывает. Наоборот с них требуют уплату коммунальных платежей за мечети и выплату налогов. Он также указал, что никто толком не интересуется, как живут деревенские муллы и какие у них проблемы. Посетовал Фазлыев и на то, что в народе о муллах сложилось представление, как о ворах и мошенниках, обирающих народ. «Те, кто не работает в этой сфере не понимают нашего положения и ждать от них помощи бесполезно», - сказал он. С его слов, большинство имамов в деревнях – люди преклонного возраста и никакой духовно-просветительской работы не ведут, а мечети зачастую стоят закрытыми. Кроме этого многие имамы не имеют соответствующего образования. «В настоящее время около 700 имамов не имеют знаний по религии, однако они обучаются на вечерних курсах и заочно», - отметил Фазлыев. В то же время даже деревенские парни, которых целенаправленно отправляют учиться в медресе, не спешат возвращаться в свои деревни, а если и возвращаются, то очень скоро их покидают. Он привел пример одного из таких имамов, обучение которого профинансировал родной колхоз. После возвращения молодой мулла отработал около шести месяцев и уехал обратно в город, обосновав это тем, что в городе, работая охранником в мечети, он будет жить лучше, чем в деревне имамом.
Имам Мухисинят Хабибуллин ремонтирует плуг со своими сыновьями 1905 год с. Сафаджай
В связи с этим напрашивается вопрос: а как жили сельские имамы в далеком прошлом, когда все татарское мусульманское население было сосредоточено в основном по деревням? Ответ на него прост: имамы трудились наравне со своими односельчанами, выполняя все сельскохозяйственные работы, и жили в основном своим трудом. Конечно, они получали подношения и от местных жителей, но не эти деньги составляли их основной доход. По словам ветерана исламской деятельности, который начинал работу на ниве исламского просвещения еще в советское время, Абдулхая Саляхетдинова, имам должен быть примером для окружающих, в том числе и в труде, и в повседневной жизни. Только к таким имамам народ будет относиться с доверием, и только такие наставники, понимая всю суть его чаяний и стремлений, будут считаться духовными авторитетами. Это фактически подтвердил своими словами и сам Джалиль Фазлыев, заявив: «Вся жизнь деревенского имама проходит на глазах у народа. Односельчане знают и его родословную и его детей. Поэтому если начнешь раздавать бесконечные советы и конфликтовать, то в ответ тебе же и укажут на твои собственные ошибки». Он также отметил, что старается назначать имамов из числа представителей «примерных» сельских семей, известных своим воспитанием и трудолюбием. Кстати, среди современных имамов есть те, кто помимо духовного служения ведет свое фермерское хозяйство. К этой категории относится, например, председатель Централизованного духо
Имам Асият Уразаев за трактором
вного управления мусульман Пензенской области Асият Уразаев. У муфтия Уразаева около 100 голов скота, 200 гектаров земли, которую он обрабатывает сам, на своей технике. Он не ходит "с протянутой рукой", а сам оказывает материальную помощь при строительстве и ремонте мечетей, а также поддерживает детей-сирот. Именно за это его в первую очередь ценят односельчане. Слов нет, авторитет у нынешних имамов уже далеко не тот, что у их предшественников. Но всегда можно его повысить, если руководствоваться примером Пророка, да благословит его Аллах и приветствует, который разделял со своими сподвижниками все тяготы повседневной жизни и активно трудился, чтобы заработать на хлеб насущный.  

Автор: Ильдар Мухаметжанов

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарии (3) Версия для печати

Добавить комментарий

Цинния
29 Ноября 2018г.
Ответить

Муллы тоже люди, а не ангелы, то есть не избавлены от греха. Колхозы развалили, далеко не все в деревне могут быть фермерами, это огромный труд с утра до ночи. Так то православных священников ругают не меньше, может даже больше. Как только не обзывают Кирилла Гундяева, а сельских попов? С другой стороны даже поп нашего маленького городка ездит на иномарке.
Почему то я не могу писать со своей странички в Исламньюсе. Страничка открывается, но комментарии писать невозможно. Может попала в черный список?

Актив
29 Ноября 2018г.
Ответить
20

Наши муллы превратили ислам в бизнес, а учатся чтению Корана для продажи своего чтения нараспев арабского текста населению (типа за садаку) вместо распространения духовности, нравственности и многих других ценностей заложенных в религии

Сибиряк
28 Ноября 2018г.
Ответить

Сильный ответ муллам