Вокруг открытия исламской клиники в Москве поднимается нездоровый ажиотаж

Фатима Марина Манзур, новообратившаяся мусульманка из Иваново, специалист по репродуктивной медицине.

Вокруг открытия исламской клиники на Волгоградском проспекте пресса подняла столь небывалый шум, словно на окраине столицы был обнаружен арсенал боеприпасов или вскрыта секретная сеть подпольных вооруженных формирований, ведущих деятельность по свержению конституционного строя. Однако, как бы этого ни хотелось любителям пощекотать обывателю нервы, речь идет всего-навсего о банальной поликлинике, где больные могут лечиться, не испытывая при этом психологического дискомфорта от тех вещей, которые считаются обыденными и нормальными в обычных медицинских центрах.Казалось бы, кому помешала частная клиника, в которой, говоря грубо, просто используется особое меню и соблюдаются нормы общения людей, не являющихся близкими родственниками? Однако некоторые паникеры от политики усмотрели в ней ни больше ни меньше, как "угрозу территориальной целостности России". Так, господин Рогозин открыто заявил, что считает эту "нехорошую затею" просто-таки "опасной": "Создание отдельных религиозных или национальных уделов и городов ведет к распаду страны".

Послушаешь подобных деятелей – так и представляешь себе картину притаившихся под видом врачей снайперов, борющихся за отделение юго-востока города (богатого бедными индустриальными окраинами) от северных благополучных районов Москвы и – страшно подумать – от центра столицы (просто-таки антикремлевский сепаратизм в буквальном смысле слова!). Женщины в хиджабах до пояса, разумеется, носят платки, чтобы скрыть под ними взрывные устройства, а сама клиника, конечно же, будет подпольно специализироваться на производстве биологического оружия и запуске в канализацию и атмосферу смертоносных вирусов. Господину Рогозину было бы неплохо писать сценарии для остросюжетных боевиков, чтобы более эффективно стращать население. Пока же только одна читательница "Комсомолки" (газеты, рассчитанной на людей с расшатанными нервами и, политкорректно выражаясь, специфическим уровнем IQ) откликнулась, сказав, что "больницы для мусульман – это Косово в Москве".

Как сообщает ИА "Интерфакс-религия", Рогозину успел поддакнуть певец Валерий Сюткин, хотя неясно, чем мусульманская клиника мешает лично ему. Видимо, сработал условный рефлекс "поп-звезды" – вставить свое восхитительное в своей глупости слово, бодро подтяфкнув мэйнстриму в "общественном мнении". Объяснение господина Сюткина кажется до того невразумительным, что вообще непонятно, собственно, в чем логика его претензий: "А если я православный и живу напротив такой клиники?" На это мусульмане могут ответить, что многие из них живут напротив православных храмов и маленьких церквушек, коих в Москве бесчисленное количество, регулярно видят входящих в них крестящихся и накидывающих платочки граждан, слышат звон колоколов – и это их нисколько не смущает. Здесь, конечно, на представителей Ислама может посыпаться сонм гневных доводов о "Москве златоглавой и православной", но вся загвоздка в том, что и многие мусульмане являются москвичами в нескольких поколениях. В принципе, вполне логичным было бы посоветовать обеспокоенной православной общественности обратить внимание на количество стрип-баров и саун с проститутками на улицах "исконно православной столицы земли русской", а не на безобидную мусульманскую поликлинику. Это было бы более естественно с точки зрения христианской нравственности.

Много говорится и о том, что исламская клиника является всего лишь бизнес-проектом какого-то мусульманского предпринимателя, поскольку де-факто "нужды в ней нет – ходили же мусульмане до этого в обычные поликлиники". Ханжествующие граждане смакуют вопрос о том, что "некто хочет сделать деньги, спекулируя на религиозных чувствах граждан". А некоторые люди, в принципе не имеющие ничего против Ислама, задают вопрос: "А действительно, зачем нужна какая-то отдельная мусульманская клиника?"

Такой вопрос вполне естественен, потому что с точки зрения мыслящего в секулярных понятиях человека религия сводится исключительно к ритуалам и праздникам. Однако Ислам – это целостная система мышления и действия, основанная на поклонении Всевышнему во всех аспектах жизни человека. Мусульмане "обособляются" не потому, что чувствуют какую-то "органическую неприязнь" к персоналу и посетителям обычных поликлиник, а просто потому, что не везде есть возможность соблюдать нормы Ислама.

В принципе, во многих случаях мусульмане не испытывают какого-то предубеждения против того, чтобы обращаться в стандартные медицинские центры. Все зависит от конкретного заболевания, от квалификации специалиста и от области медицины, о которой идет речь. Если, к примеру, мусульманке нужна консультация эндокринолога, иммунолога или окулиста, проблем обычно не возникает. Сложности появляются там, где неизбежен осмотр частей тела, подлежащих сокрытию. В принципе, мусульманское право (фикх) предусматривает возможность нарушения норм Шариата в экстренных случаях, когда такой осмотр является вынужденным, вплоть до того, что он неизбежен в целях спасения жизни человека. Когда мусульманку привозят в больницу с перитонитом или внематочной беременностью, вопрос о сокрытии аурата уже не стоит, речь идет о выживании и здоровье женщины.

Однако, помимо ситуаций внештатных, у людей существует потребность в плановых осмотрах – например, в сфере гинекологии. Нельзя сказать, что женщина не может их избежать, однако отказ от регулярного посещения врача данного профиля из-за стеснительности и боязни нарушить Шариат способен привести к опасным последствиям – мусульманка может просто "проморгать" опасное заболевание на стадии, при которой возможно излечение, пропустить начало развития бессимптомной на первых порах доброкачественной опухоли – ведь многие из них склонны к малигнизации (озлокачествливанию).

Вместе с тем, в обычных поликлиниках на практике порой неизбежно попадание к гинекологу-мужчине, да и осмотры у врача-женщины проходят в не совсем халяльных условиях (к слову, они порой смущают и немусульманок). Практически во всех странах мира – не только мусульманских, но и западных – тело пациентки принято накрывать специальной тканью, оставляя его обнаженные участки открытыми лишь настолько, насколько это необходимо врачу. В российских поликлиниках этого делать не принято, и женщины часто стесняются раздеваться даже перед врачом своего пола. Что касается мусульманок, то многие исламские правоведы говорят о запретности показывать свои половые органы даже чужой женщине. В арабских государствах эта проблема давно решена – осмотр производится путем специального прибора, который выводит на экран необходимые для врача данные (это напоминает технику рассматривания брюшной полости при лапароскопии, когда хирург не вскрывает ее, но через маленький оптический прибор не только видит все, что находится внутри тела, но и производит оценку состояния внутренних органов и порой ювелирные манипуляции). Женщины из России, жившие в этих странах и лечившиеся в халяльных клиниках, отмечают высокий профессионализм врачей и отличное качество лечения, результатом которого они остались довольны.

Еще одной "головной болью" мусульман являются сложности с питанием в стационаре. В большинстве больниц мусульманину практически нечего выбрать из предлагаемого меню, кроме разве что омлета, йогурта или каши: супы часто варятся на мясном бульоне, из вторых блюд подходит только рыба, которая для многих людей является аллергеном. Если у больного, исповедующего Ислам, есть понимающие родственники, имеющие время ухаживать за ним и привозить домашнюю халяльную пищу – эта проблема решается. В противном случае мусульманин вынужден либо отказываться от больничной еды и тем самым лишать себя многих необходимых для укрепления организма веществ, либо есть запретное и испытывать угрызения совести – а психологический дискомфорт негативно влияет на процесс выздоровления пациента.

Не во всякой больнице у человека существует возможность совершить намаз. В клинике могут элементарно отсутствовать условия для совершения тахарата (омовения), однако с этой проблемой еще можно справиться. Куда сложнее предугадать реакцию соседей по палате на то, что мусульманин будет расстилать коврик и совершать необходимые молитвы. Кроме того, время утреннего намаза порой приходится на очень ранние часы, и будильник мусульманина может потревожить спящих больных.

Наконец, существует и еще одна проблема, о которой забывают говорить – вопрос о трудоустройстве мусульманок, получивших хорошее медицинское образование, однако испытывающих затруднения при приеме на работу из-за платка, который якобы "будет отпугивать пациентов". Кстати, в некоторых сферах медицины такие сложности отсутствуют: в родильных домах и ряде хирургических отделений ношение головных уборов, полностью скрывающих волосы, обязательно для всего персонала. Однако врачи-мусульманки иного профиля, зачастую обладающие и знанием, и талантом, и медицинской интуицией, вынуждены "прозябать" без работы только лишь из-за предвзятого отношения к хиджабу в нашем обществе.

Злопыхатели говорят о том, что клиника для мусульман – всего лишь чей-то выгодный бизнес. Однако, возвращаясь к теме таких претензий, можно смело сказать, что эти люди лукавят. Практически все серьезные лечебные центры сейчас предоставляют свои услуги за определенную плату, и расценки в мусульманской клинике – далеко не самые высокие для столицы. Увы, медицина в нашей стране становится де-факто платной, ибо финансирование системы здравоохранения, мягко говоря, оставляет желать лучшего, а больницам и поликлиникам необходимо новое современное оборудование, недешевые лекарства. Более того, и труд врачей стоит куда более достойной оплаты, нежели та, которую они получают в современной России. Например, зарплата старшей медсестры в Московской области равняется 7 тысячам рублей, обычная медсестра получает всего лишь 5 тысяч, а в регионах медицинским сестрам полагается чуть ли не 2 тысячи в месяц. Излишне говорить, что это жалкие гроши, и обладатели подобной зарплаты (при своем-то каторжном труде!) обречены не то что на бедность, но – прямо скажем - на нищенское существование.

Поговаривают, что открытие мусульманских больниц будет способствовать напряженности в обществе, его фрагментации по национальным и конфессиональным швам. Однако двери исламской клиники открыты не только для мусульман. И кто знает – может, профессионализм работающих в такой клинике врачей, хорошие отзывы о ней сыграют и позитивную роль, привлекут внимание неисламского сегмента пациентов к клинике и, в качестве возможного следствия, поспособствуют изменению их отношения к Исламу и мусульманам.

Многие считают, что гигиена и санитарные нормы соблюдаются лишь в медицинских учреждениях, но на самом деле пекарни и предприятия пищевой промышленности также имеют нормативы, не уступающие медицинским. Так, однаразовые перчатки применяются и в пекарнях, и кондитерских и других пищевых цехах, и по этой причине держатель для перчаток устанавливается не только в медучреждениях, но и в различных блоках пищевых цехов, чтобы рабочие всегда имели доступ к стерильным одноразовым перчаткам.

Автор: Фатима Анастасия Ежова

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарии () Версия для печати

Добавить комментарий