Top.Mail.Ru

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам:


Вооруженные исламские группировки: пересмотр идейных установок

Исламская идея привлекает тысячи добровольцев

Исламская идея привлекает тысячи добровольцев

Теги:

2
15 Сентября 2014г.

Большие перемены в жизни наций, групп и отдельных людей случаются редко. Но они всегда оказывают глубочайшее влияние на жизненный путь тех, с кем они происходят, качественно меняя их мысли и поведение. Как правило, великие перемены проходят непросто. Они требуют от людей большого мужества, честности перед собственной совестью и непоколебимой решимости.

После событий 11 сентября 2001 года проблема «исламского терроризма» (при всей условности этого термина) стала одной из важнейших политических проблем глобального масштаба. Тем не менее, все попытки анализировать ее, связывая терроризм с исламом, остаются бесполезными, поскольку то, что именуется исламским терроризмом, связано по преимуществу с отсталостью, угнетением, произволом, невежеством и унижениями, которым подвергаются мусульманские народы. Порок заключается не в исламской религии как таковой, хотя некоторые группировки находят в ее текстах то, что можно использовать для оправдания их жестоких действий или жестокого ответа на тиранию.

Путь срединности – вот истинный путь ислама. Всемогущий Аллах говорит: «И так Мы сделали вас общиной посредствующей, чтобы вы были свидетелями относительно людей и чтобы посланник был свидетелем относительно вас» («Корова»: 143). Середина – это выбор, середина – это то, что находится между двумя крайностями: между излишеством в чем-то и нерадением о нем, между горячим рвением и холодностью.

Здесь нужно проводить различие между фундаментализмом (который следует определенному рациональному курсу, опирается на определенную социальную прослойку и стремится к переменам во имя религии) и салафизмом (который хочет вернуться в прошлое и борется против всяких перемен – также во имя религии). Но фундаментализм, в противоположность салафизму, не порождает консервативные движения. Фундаментализм – это революционные движения, которые хотят изменить настоящее. Беря из прошлого лишь то, что оправдывает их существование, они следуют современному рациональному курсу. Они считают оправданным для себя позитивный метод в действии и в политике – в противоположность салафитскому методу. Наконец, фундаментализм стремится к созданию современного, а не к сохранению традиционного государства.

На почве этой идеи возникает экстремизм, но на смену ему приходит нечто более важное: это отход от ошибочных позиций и их критический пересмотр. Лидеры экстремистских группировок приходят к убеждению, что настоящую войну нужно вести за умы и сердца. Нынешнее отношение экстремистских исламских группировок к религиозным текстам демонстрирует радикальность позиций, сползание в крайности, торопливость в обвинении оппонентов в неверии, объявление дозволенными делами кровопролитие и убийство, сосредоточенность на применении шариата при невнимании к содержанию и целям разработки его норм. Очевидно, что эту идею питает ошибочная и извращенная интерпретация текстов, особенно тех из них, в которых говорится о вооруженной борьбе и джихаде. Разумеется, для исправления данного порока их нельзя просто «вычеркнуть», так как порок заключается не в самих текстах, привязанных к определенным ситуациям, а в их ошибочной интерпретации. Можно сказать, что эти исламские движения страдают от субъективного фактора, который, действуя изнутри этих движений, мешает им перейти к другой, более высокой идее – идее диалога цивилизаций: «И препирайся с ними тем, что лучше!» («Пчелы»: 125).

Поэтому исламские организации стали осуждать экстремизм и насилие во всех его образах и формах. Это осуждение прозвучало, в частности, на конференции «Ислам между срединностью и радикализмом: пересмотр экстремистской мысли», недавно организованной университетом Аль-Азхар. В Саудовской Аравии глава Комиссии по поощрению добродетели и предотвращению порока Абд аль-Латыф Аль аш-Шейх призвал к решительности в отношении шейхов-экстремистов. Он потребовал арестовывать их и незамедлительно предавать суду за введение молодых людей в соблазн и втягивание их в конфликты.

Что касается отхода от прежних позиций, то большой резонанс в исламском мире получил пересмотр египетской группировкой «Исламский джамаат» («аль-Гамаа аль-исламийя») своего отношения к египетскому государству. Так, в 1997 году руководство группировки объявило «инициативу по прекращению насилия». Теоретик группировки, д-р Нагех Ибрахим, пишет: «Инициатива по прекращению насилия, которую выдвинула группировка "Исламский джамаат", и которая вступила в силу в 2001 году, стала для пишущего эти строки настоящим поворотом в идейном плане.., полным освобождением от любых оков – идеологических, партийных, организационных, правительственных или должностных. Для меня она стала началом яркого горения мысли и разума: я начал думать нетрадиционно, видеть дальше, чем обычно. Я стал поверять все вещи своим разумом, пытаться мыслить самостоятельно, стремиться к обновлению, развитию и улучшению во всем. Я начал пересматривать все свои прежние мысли, все те идеи, в которых я увидел причину отставания исламского движения от хода развития цивилизации, его замыкании в собственной скорлупе, его столкновения с государством, с обществом и с немусульманами, его неспособности найти правильное сочетание между шариатским долгом и реальной практикой. Я ушел вместе с уважаемыми братьями, часть из которых еще прежде меня начала думать об этой инициативе. Среди них был шейх Карам Зухди, который пожелал, чтобы этот проект стал подлинным венцом его пребывания в исламском движении. Он признался мне, что хочет завершить свою жизнь этой смелой идеей. Я выступал перед братьями едва ли не во всех египетских тюрьмах, мы беседовали, спорили. Чему-то я научился у них, чему-то – они у меня. С некоторыми из моих идей они согласились, с другими – нет. Выйдя из тюрьмы, я сказал себе: мысля ради одного лишь исламского движения, я сильно ограничивал свои мысли и разум – я должен мыслить ради всех мусульман».

Пересмотр своих идейных установок египетской группировкой «Исламский джихад» можно считать одним из самых известных примеров такого рода идеологических изменений, учитывая степень экстремизма идеологии этой группировки. Она заявляла о себе как «салафитская джихадистская группа, разделяющая воззрения людей сунны и согласия, а также сподвижников Пророка, которыми он (да благословит его Аллах и приветствует) был доволен при жизни, в том, что касается веры, атрибутов [Аллаха] и других разделов вероучения. Группа считает неверными государства, режимы и учреждения, которые не судят согласно тому, что было ниспослано Всевышним, судятся не по Божьему шариату, навязывают людям антиисламские порядки и учреждения или призывают к ним, будь то секуляризм, демократия, социализм и пр.»

Но с 1999 года многие руководители группировки «Исламский джихад», находившиеся в египетских тюрьмах, начали пересматривать свои взгляды на джихад. Д-р Сайид Имам аш-Шариф, стоявший во главе этого процесса, написал с этой целью две книги. Первая из них – «О направлении на верный путь джихадистской работы в Египте и во всем мире» – имела своей задачей с позиций шариата убедить руководителей и рядовых членов группировки «Джихад» прекратить вооруженные операции в Египте и других странах мира и не стремиться к свержению правящих режимов в исламском мире. Д-р Айман аз-Завахири написал книгу в ответ на «Направление» Сайида Имама аш-Шарифа, на что тот ответил второй своей книгой. С этого началось изменение самой структуры идеологии «Исламского джихада».

Произведения главы Всемирного союза мусульманских ученых шейха Юсуфа аль-Карадави стали основным источником, на который смогли опереться лидеры «Исламского джамаата» в пересмотре своих позиций и шариатских представлений, в признании ошибочности курса на вооруженную борьбу против государства, его институтов и его служб, актов насилия и террора, совершенных в 1980-х – 1990-х годах. Ими были изданы четыре книги, в которых они заявили об отказе от неверно понимавшихся ими, установок и действий, показавших свою ошибочность.

Эти четыре книги были пронизаны влиянием взглядов д-ра аль-Карадави, который осуждает насилие, террор и подстрекательство к ним, строжайше их запрещает и рассматривает как разновидность отвергаемой шариатом смуты (фитна). Эти взгляды аль-Карадави изложил, опираясь на Священный Коран и чистую сунну Пророка.

По мнению аль-Карадави, поборники насилия, идейного и физического террора, радикалы – это изгои ислама, подобные хариджитам прошлого.

Аль-Карадави в своих суждениях недвусмысленно и решительно осуждал радикалов и экстремистов, считал их преступниками. Это способствовало появлению инициативы «Исламского джамаата» и изданию четырех вышеупомянутых книг.

Когда в начале июня 2010 года делегация религиозных деятелей Чечни во главе с председателем Совета улемов республики Хож-Ахмедом-хаджи Кадыровым посетила шейха аль-Карадави в Катаре и попросила его обратиться к чеченцам, он призвал лидеров чеченских вооруженных группировок пересмотреть свои позиции во имя восстановления спокойствия и стабильности на Северном Кавказе.

Вот как он сам рассказывал об этом: «У меня побывала делегация чеченских улемов. Они попросили меня обратиться к чеченцам, которые встали на путь насилия для достижения своих целей, не считаясь с требованиями сравнительного фикха, фикха приоритетов и фикха последствий, и пренебрегли многими соображениями перед тем, как предпринять свои действия».

«Ислам, – добавил он, – запретил исправлять зло, если это ведет к еще большему злу. Он не постановил устранять вред таким же, а тем более еще большим вредом. Это относится к безвинным жертвам из числа мусульман и немусульман, гибнущим в результате их вылазок».

Он отметил, что «С группами, вставшими на путь насилия, люди знающие, мыслящие, авторитетные и мудрые должны спорить тем, что лучше, как повелел Всевышний Аллах, и вести с ними дискуссию. Пусть они дискутируют с их лидерами и идейными авторитетами, используя мудрость, спокойную научную и шариатскую логику; пусть убеждают их сильными аргументами. Именно так поступал ученый муж уммы господин наш Абдаллах б. Аббас с хариджитами, из которых тысячи отказались от своих взглядов под влиянием его слов и аргументов. Сегодня мы обязаны вести дискуссию с ними по двум вопросам: о такфире и о насилии».

Аль-Карадави заявил: «Насилие не достигает своей цели, так как правительство от него не падает и даже не ослабевает. Самое большее, в чем иногда может преуспеть группа, исповедующая насилие – это убить президента страны, главу правительства, министра, начальника силового ведомства и пр. Но все это не решает проблемы, ибо часто на смену убитого приходит другой, еще более злой и жестокий в своем обращении с исламистами».

«Проблема такфира, ­­– пояснил он, – очень серьезна. В истории ислама ее корни восходят к временам хариджитов. Можно сказать, что это первая идейная проблема, озаботившая мусульман. Ее интеллектуальные и практические (военные и политические) последствия ощущались на протяжении нескольких поколений. Но она осталась в исламской мысли, утвердившись в точке зрения на нее людей сунны и согласия». Он отметил, что феномен крайности в вопросе такфира нуждается в изучении: молодые ревнители религии не обладают большим багажом знаний в области фикха и его основ, они не погружались глубоко в исламские науки и изучение языка. Именно поэтому они обращаются к одним текстам, игнорируя другие, и опираются на иносказательные аяты Корана, забывая про те, смысл которых очевиден.

Что касается членов таких организаций, то к числу самых известных из них принадлежит марокканский шейх Мухаммад аль-Фазази, который признал, что восьмилетний тюремный срок позволил ему пересмотреть свое отношение к марокканскому государству, политике, демократии и партиям, а также к немусульманам. По его собственному признанию, теперь он стал «человеком диалога». Он заявил, что в Марокко – это страна для всех ее граждан, и назвал марокканского короля Мухаммада VI сенью, укрывающей собою всех жителей страны. Он назвал большим событием решение короля совершить молитву в танжерской мечети, в которой руководил пятничным молением сам аль-Фазази. Как пояснил аль-Фазази, объявленная ему королем амнистия после того, как в 2003 году марокканский суд приговорил его к 30 годам тюрьмы по обвинению в терроризме, не означала его причастности к террористическим актам. Амнистией, отметил он, марокканский монарх лишь исправил ранее допущенную ошибку. Он также заявил, что испытал большой оптимизм, когда король выслушал его пятничную проповедь, так как это было «самым большим возмещением причиненного вреда». Марокканских салафитов он призвал осознать, что Марокко – это мусульманское государство, и его народ – это мусульмане.

То, к чему призвал аль-Фазази, звучало в устах большинства известных религиозных деятелей исламского мира. Так, на конференции по проблемам террора, прошедшей в Исламском университете Медины, шейх Абд ар-Рахман ас-Судайис говорил, что террор равнозначен тирании, распространению порчи на земле, бунту против мусульман и открытому неповиновению. В своем докладе шейх ас-Судайис назвал следующие причины терроризма: незнание Корана и сунны; пренебрежение целями шариата; увлечение ложными идеями; дерзновенное оспаривание мнения мудрых улемов и благородных факихов; опора на сомнительные авторитеты; нежелание думать о последствиях своих действий, их общественном и информационном резонансе; проникновение подрывных идей в умы мусульманской молодежи. Он выступил за создание спутникового телеканала для обеспечения идейной безопасности.

С аналогичным мнением выступил д-р Салман б. Фахд аль-Ауда - помощник Генерального секретаря ВСМУ, который сказал: «Мы должны обратиться к нашей молодежи, которая прислушивается к нам, проникнувшись любовью и состраданием к ним, милосердием и страхом за них, за их религию, которая искажена, за их будущее, которое видится мрачным из-за этого идейного отклонения». Далее аль-Ауда изложил свое видение причин впадение молодежи в терроризм. При этом он отметил, что изложение этих причин должно быть объективным и нейтральным, что в нем не должно быть места взаимным обвинениям и сведению счетов, ибо террор не щадит никого, при нем человек не может ни жить, ни работать, ни поклоняться Аллаху, потому что террор уничтожает всю жизнь в человеческом обществе. Он подчеркнул, что под разговором о терроризме подразумевает не нападки на его представителей, а защиту от него людей из любви к ним и к их религии, ради сохранения их имущества, соблюдения прав человека и продолжения развития общества.

Противодействие экстремизму и терроризму – долг каждого мусульманина, ибо такие явления порочат ислам и мусульман, а попустительство им сказывается на всех. Опасности, порождаемые ими, и неизбежное зло их последствий угрожают всем членам общества. Если общество остановит террористов, спасутся все, а если будет им попустительствовать, то все погибнут. Это коллективная ответственность мусульман, и общественное мнение должно быть едино и максимально эффективно в борьбе со злом, в защите правого дела.

_______________________

Д-р Луай Юсеф,
представитель и координатор
деятельности ВСМУ в РФ и странах СНГ


 

Автор: Луай Юсеф

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарии (2) Версия для печати

Добавить комментарий

Абу Ханифа ★★★
20 Сентября 2014г.
Ответить

Если у мусульман есть правитель, который защищает их, то все требования этого правителя, о том что перечислено в статье, - законны. Так как выполняется условие обеспечения безопасности верующих посредством правителя. Но если правитель или правители!? а их много, не обеспечивают безопасность мусульман, то пусть эти учёные возьмут во внимание этот момент. Теперь что получается? Мусульман уничтожают, нет защищающего их правителя, а если мусульмане сами обороняются, то они хариджиты??? И если эти мусульмане одерживают победу и сами обеспечивают безопасность, то они фитначи??? И если они усилившис...
Читать дальше

Абу Ханифа ★★★
19 Сентября 2014г.
Ответить

Лечят , лечат, а мусульман угнетают, убивают... а они лечат, лечат...