За аллегорическую цитату девушке в Адыгее хотят дать тюремный срок - адвокат

Продолжаем освещать дело Ларисы Минасян из республики Адыгея, которую пытаются за невинный репост осудить по статье 205.2 УК РФ. На этот раз мы публикуем интервью с её адвокатом, Татлоком Зауром Аслановичем, профессиональным юристом и филологом, преподавателем двух языков (английский и немецкий, закончил КубГУ в 1998 г).

— Ас-саламу алейкуму, Заур. Мы уже наслышаны о деле Ларисы Минасян. Хотелось бы услышать вашу версию происходящего (версию обвинения мы уже излагали).

— Уа алейкуму салам. Мне, как адвокату обвиняемой, видится всё достаточно просто: была некорректно проведена судебная экспертиза, из-за чего цитата, не содержащая в себе призывов к осуществлению экстремистской деятельности неожиданно стала призывом к терроризму.

Сама цитата, из-за которой начался весь процесс, выглядит так: «...Если либералы, пораженцы, запутавшиеся, очарованные все засвидетельствовали о том, что ты слишком строгий, террорист, экстремист или фундаменталист, то ведь это является свидетельством для тебя, что ты на правильном пути. И не чувствуй себя одиноким из-за этого и скажи: «О Аллах! Прибавь же мне этого «экстремизма», помимо которого нет ничего, кроме неустойчивости, заблуждения и дружбы с врагами Аллаха...».

То есть видите? В самой цитате присутствуют слова «терроризм», «экстремизм», однако эти слова используются в аллегорическом смысле. Данная цитата показывает, что если ненавистники ислама обвиняют нас в чрезмерности, навешивая ярлык «радикал», «экстремист», то мы не должны стесняться этого и идти на поводу этих людей, жертвуя своей религией ради их желаний. Для кого-то, в конце концов, и совершение намаза — это тоже «экстремизм»...

И что самое главное — ни у кого, к примеру, не возникает вопросов к цитатам Владимира Ильича Ульянова-Ленина, который неоднократно призывал к насильственному свержению действующего строя, к классовой борьбе, к террору в отношении несогласных элементов. Но почему-то использование его цитат, где есть прямые призывы к насилию — это нормально, а вот использование аллегорических высказываний мусульманских теологов — это плохо. Это я вам говорю не только как юрист, но и как профессиональный филолог.

— То есть, получается, всё дело в неправильно истолкованной цитате?

— Да если бы только это. Моей подзащитной и её семье угрожали насилием, сама экспертиза была проведена с грубейшими нарушениями процессуальных процедур (например, экспертиза проводилась без постановки вопросов обвиняемой, эксперты не были предупреждены под роспись об уголовной ответственности за недобросовестную экспертизу). Более того: даже полицейская экспертиза не нашла публичных призывов к осуществлению террористической деятельности в данной цитате. То есть получается, что возбуждённое уголовное дело было открыто без наличия состава преступления. Понимаете? Само дело и следствие начато без законных оснований. Более того, в публикации данного высказывания никто не увидел злого умысла, он не был доказан. Девушка просто могла не знать, что эта цитата может нести какой-то вред. Данный текст никогда не был внесён в Единый реестр запрещённых материалов, да и сама девушка не обязана изучать все законы. Даже если в тексте было бы что-то крамольное, задача полиции — объяснить это девушке, а не сразу рубить с плеча. А так получается ситуация, когда не было ни состава преступления, ни злого умысла. Но это не мешает возбуждать дело против моей подзащитной.

Если девушку осудят, то не только ей сломают жизнь, но и, получается, создадут опасный прецедент, по которому любого мусульманина можно будет посадить на длительный срок просто по факту того, что он разместил в сети какую-то цитату с аллегорическим содержанием. Такими темпами и до запрета Корана или хадисов недалеко.

— А какие ваши следующие действия?

— Главная моя цель — добиться признания того, что данное дело возбуждено незаконно. Вторая, сопутствующая цель — добиться максимального освещения этого дела, чтобы как можно больше мусульман знало и видело, что происходит.

— А скажите напоследок, что делать мусульманам, если к ним пришли из соответствующих органов и пытаются арестовывать? У нас в паблике около года назад освещался ещё один вопиющий случай, когда был арестован бизнесмен Кемал Тамбиев. Его просто «выдернули» из квартиры и увезли в неизвестном направлении.

— Алгоритм достаточно прост. Во-первых, обязательно снимайте всё происходящее и не реагируйте на требования прекратить съёмку! Часто именно съёмка является тем доводом, который может спасти вас или ваших близких от тюрьмы.

Во-вторых, требуйте основания для задержания или обыска. Не стесняйтесь звонить в следственный комитет России, если чётких оснований не было предоставлено.

В-третьих, требуйте, чтобы понятыми стали соседи. Никаких «ведомственных» понятых или непонятных людей, которых полиция привела с собой! Эти люди могут намеренно искажать факты.

В-четвёртых, проводите чёткий контроль за обыском. Открытие любых ящиков, шкафов, просмотр любых помещений должен проводиться только с участием понятых. Не позволяйте сотрудникам органов «уединяться» в комнатах или рядом с какими-то шкафами/сейфами/тумбами во избежание подбрасывания запрещённых веществ или предметов.

Наконец, в-пятых: если вы подозреваете, что к вам могут прийти, то не поленитесь и оборудуйте свой дом камерами наблюдения, которые передают запись на удалённый сервер. Даже если сотрудники попытаются вырвать камеры, запись будет надёжно сохранена на удалённое устройство. Повторюсь, даже одна-единственная запись может спасти вам жизнь.

— Благодарим за интервью!

Лариса Минасян

Подготовил Расул Тавдиряков

Комментарии () Версия для печати

Добавить комментарий