Китай на Ближнем Востоке: от революционного идеализма к сугубому прагматизму

Экономические коридоры через Иран, Ирак и Сирию

Экономические коридоры через Иран, Ирак и Сирию

Теги:



0
26 Апреля 2023г. (05 Шавваль)

Китайская Народная Республика, как и СССР, начала свое интенсивное вхождение на Ближний Восток в 50-х годах 20-го века. Подобно советам, Китай искал себе союзников в странах, освободившихся от колониальной зависимости, для того чтобы отвлечь враждебные усилия империалистов от своей территории.

Ключевым моментом в этом процессе стала Бандунгская конференция стран Азии и Африки, прошедшая в Индонезии в апреле 1955 года, имевшая антиимпериалистическую и антиколониальную повестку дня. По результатам этого мероприятия КНР установила дипломатические отношения с «прогрессивными революционными правительствами» Йеменской Арабской Республики, Египта и Сирии.

В то же время Пекин считал ближневосточные страны, находившиеся в орбите влияния Запада, враждебными для себя, главным образом из-за их позиции в поддержку «сепаратистов Тайваня», и не стремился развивать отношения с ними. Более того Китай поддержал антимонархическое промарксистское движение в Омане оружием и финансами, что негативно сказалось на отношении к нему со стороны стран региона Персидского залива, которые рассматривали действия повстанцев, как угрозу в том числе и своей власти.

Китай в 50-60-х годах рассматривал Ближний Восток как арену борьбы «против империализма», и предпринимал усилия для создания условий по «освобождению» Аравийского полуострова от «империалистов и их лакеев». Таким образом идеология во многом определяла его внешнеполитический курс.

Однако уже в то время политика Китая стала трансформироваться из-за усиливающейся конфронтации с Советским Союзом. Отношения между двумя социалистическими режимами значительно ухудшились из-за развенчания в СССР культа личности Сталина и перехода к политике «ревизионизма» и «уступок Западу». В конце 60-х это ухудшение привело к ряду вооруженных конфликтов между странами.

Пекин стал видеть одной из своих главных задач во внешней политике противодействие попыткам Москвы закрепиться в странах Третьего мира, в том числе и на Ближнем Востоке. Китайское руководство выражало опасение, что СССР путем вовлечения государств Азии в свою «систему коллективной безопасности» сможет провести стратегическое окружение КНР. В связи с этим были предприняты усилия по укреплению связей с теми ближневосточными странами, которые также опасались усиления влияния СССР в регионе.

Особое опасение у китайцев вызывали действия СССР в Ираке. В 1971 году в рамках этих усилий были установлены дипломатические отношения с Ираном и Кувейтом. Затем, в 1978 году, китайские правящие круги отказались от поддержки марксистов-маоистов в Омане и установили официальные отношения с режимом в Маскате. Одновременно КНР стала интенсифицировать экономическое сотрудничество со странами Персидского залива.

Начавшаяся в 1980 году ирано-иракская война открыла для Пекина новые возможности получать твердую валюту. Китай организовал поставки своего вооружения в ближневосточный регион, прежде всего в Иран. Этим КНР пыталась нивелировать влияние СССР, который активно вооружал Ирак. Из тех же соображений Китай начал поддерживать оппозиционное движение в Афганистане, выступавшее за свержение просоветского политического режима в этой стране. С 1982 по 1991 годы – во время активных боевых действий на Ближнем Востоке - 70% экспорта китайского оружия приходилось на страны региона и непосредственно примыкающие к нему.

Иран подписал с Китаем несколько секретных договоров, которыми предусматривались поставки не только оружия и военной техники, но также и развитие производства химического оружия и передача ядерных технологий. Согласно утверждениям Edward Timperlake and William C. Triplett II, в их книге «Red Dragon Rising: Communist China's Military Threat to America» («Восстание Красного Дракона: военная угроза коммунистического Китая Америке»), иранские специалисты-ядерщики проходили обучение в КНР, а китайские специалисты работали в центре ядерных исследований в Казвине.

В 1988 году Китай пошел на беспрецедентный шаг, продав Саудовской Аравии 36 баллистических ракет DF-3 еще до установления официальных дипломатических отношений с этой страной. Как было заявлено китайской стороной, это было сделано в целях «стабилизации ситуации в Ближневосточном регионе». Сделка принесла Китаю, по некоторым оценкам 3,5 миллиардов долларов прибыли и способствовала укреплению двухсторонних связей, приведшему к установлению дипотношений в июле 1990 года.

Уже в 80-х годах во внешней политике Китая стали преобладать соображения прагматизма, многократно усилившиеся после окончания «холодной войны». Это было обусловлено в первую очередь необходимостью импорта ближневосточной нефти для нужд быстро развивающейся экономики КНР. Кроме того через Ближний Восток проходят транспортные коридоры для поставки китайской продукции в Европу.

Китай и поныне заинтересован в стабильном Ближнием Востоке, и не только как независимом поставщике углеводородов. Он уже прочно закрепился на ближневосточных рынках и прилагает усилия для проникновения на смежные рынки Африки и Азии. В то же время Пекин готов к использованию антиамериканских режимов, чтобы ослабить влияние Вашингтона в регионе. Китайскому руководству также важно показать, что оно держит в рукаве ряд козырей, которые в решающий момент помогут обыграть американцев, поддерживающих мятежный Тайвань. Ведь политика – «искусство возможного", а цель, как известно, “оправдывает средства”.

Автор: Хасан Насретдинов

Комментарии () Версия для печати

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика