Убеждения и мазхаб имама Газали

Риза Фахретдин и Абу Хамид Газали

Риза Фахретдин и Абу Хамид Газали

Теги:


0
18 Августа

Абу Хамид Газали был связан с тасаввуфом[1] и восхвалял этот путь. Даже заявлял о том, что, став под воздействием недуга сомнений и подозрений на некоторое время софистом, избавился от этого лишь через благодать суфизма. Тем не менее в конце своей жизни он занялся хадисоведением и не расставался со сводами Бухари и Муслима, но, к сожалению, его время было ограничено. Говорят, что если бы Аллах Всевышний продлил его жизненный путь, то Абу Хамид стал бы одним из уважаемых хадисоведов. Газали, который заявлял, что спасение кроется в суфизме, в своих поздних произведениях очень редко употребляет слово «тасаввуф» и вместо него прибегает к благословенным словам «Книга» и «сунна».

«Аль-Кустас аль-мустаким», согласно преданиям, является одним из последних сочинений Газали. В этом произведении он говорит о пагубности взаимных разногласий, в которых погрязли мусульмане, а затем подробно разъясняет, что противоядием от них является приверженность Книге Аллаха, сунне его Посланника и следование пути праведных предшественников. Безусловно, он исполнен значимости при подтверждении сути этого бейта:

ودع عنك ارأ الرجال و قولهم * فقول رسول الله ازكى و اشرح

Мненья людские оставь и людские слова — слово Посланника чище стократ и ясней

Имам Газали, будучи ашаритом по вероубеждению, приверженцем мазхаба имама Шафии[2] в вопросах исламского права, с гордостью читал следующие бейты:

ان المذاهب خيرها و اجلها * ما قاله الحبر الامام الشافعى

فاخترت مذهبه وقلت بقوله * و رجوته يوم القيامة شافعى

Из мазхабов величайший, лучший из мазхабов — то, что, среди мужей мудрейший, рек имам аш-Шафии,

Преданный его мазхабу, вторил я словам его — похлопочет в день Суда он, чаю, за дела мои.

Те, кто счел Газали придерживаюшимся ханафитского мазхаба (15)[3], не правы. Его наставник имам Харамайн, которого восхваляли, называя бесподобным ученым своего времени, утверждал следующее: «Для людей, не достигших степени муджтахида[4], является ваджибом[5] следование мазхабу Шафии» (16)[6]. Преданный и любящий своего учителя Газали не только не принадлежал к ханафитскому мазхабу, но даже довольно прохладно относился как к самим ханафитам, так и к их предводителям».

Слова, наподобие этих — «Газали придерживался шафиитского мазхаба, Тахави[7] — ханафитского, а Ибн Араби[8] — маликитского», не следует понимать в том смысле, что эти люди были мукаллидами[9] Абу Ханифы[10], Малика[11] и Шафии! Это не так, напротив, вероятно, каждый из них сам по себе являлся муджтахидом. Под словами «маликит», «ханафит», «шафиит» лишь подразумевается, что результаты их иджтихада[12] согласуются с этими мазхабами.

Как бы то ни было, Газали закрепился в общественном сознании как один из ученых, обновителей исламской религии, и многие люди считали его муджаддидом[13] пятого века хиджры (17)[14], исходя из смысла хадиса «Поистине, Аллах будет посылать для этой общины каждые сто лет того, кто будет возрождать для них их религию!» (18)[15].

У нас нет сведений о наличии или отсутствии у Газали поэтического дарования, но, как всем известно, он либо совсем не сочинял стихов, либо делал это крайне редко (19)[16].

Должно быть, имам Газали был одним из тех, кто провел детальное исследование самаʻ[17] и после анализа проблемы пришел к превосходным выводам. Процитировав доводы как тех, кто запрещает самаʻ, так и тех, кто считает ее мубах[18], он пишет следующее: «Заявлять о запретности самаʻ, значит утверждать, что Аллах Всевышний будет за нее наказывать. Однако дело в том, что этот вопрос не постигается посредством одного лишь разума, для этого требуется шариатское доказательство. Шариатское же доказательство заключается в священном тексте, либо в связанном с ним кыясе[19]. Источником кыяса являются смыслы, вытекающие из изречений Величайшего посланника. В том случае, когда отсутствует священный текст, запрещающий самаʻ, и не видно верного кыяса, неправильно утверждать о запретности самаʻ, он становится подобен остальным дозволенным деяниям. В действительности и священные тексты, и кыяс свидетельствуют о дозволенности самаʻ. Раз не запрещено слушать трель соловья и жаворонка, то почему же нельзя слушать другие звуки?» (20)[20]. Говорят: «من لم يحركه الربيع و ازهاره و العود و اوتاره فهو فاسد المزاج ليس له علاج». Кого не вдохновит весенний цвет, кому в напевах струн отрады нет, тот безнадежно духом помрачён, и нет ему лекарства — мой ответ.

Эти слова Газали относятся к самой сущности пения и музыки. Тем не менее, когда появляются внешние причины, делающие их запретными, его слова перестают на них распространяться. Например, запретно употребление воды (несомненно дозволенной [самой по себе]) в виде алкогольных напитков, и этот факт не противоречит дозволенности воды как таковой (21)[21].

Все высказывания Газали поучительны и проникновенны. Наверное, в мире много авторов, которые писали книги, используя фразы куда выразительнее и изящнее, нежели он. Тем не менее никто не будет оспаривать: в целом слова Газали покоряют огромное количество сердец. И причиной тому его собственная сердечность, что доказывает обратный смысл поговорки «Слово не от сердца не проникает в сердца!».

Мы уже упоминали о том, что у Газали много поучительных и проникновенных высказываний. Люди, читающие его произведения, вероятно, это подтвердят. Вот и нам в настоящий момент достаточно беглого взгляд на его произведения, находящиеся перед глазами, чтобы обнаружить такие слова: 1) «Мы приобретали знания не ради Аллаха Всевышнего, но сами знания не пожелали быть не для Аллаха Всевышнего»[22]; 2) «Я не достоин произносить проповеди, поскольку проповедь — это закят, нисабом[23] которого является вдохновленность назиданиями. Тот, кто не обладает нисабом, естественно, не платит и закята. Голый человек не может поделиться одеждой с другим»; 3) «Человек, у которого нет завистников, — ничтожен, не обращай [на него] внимания! Не считай достойным и правдивым человека, которого не обзывают неверным и еретиком!»

Сообщается, что в наши дни в Каирском музее хранится пенал имама Газали, выполненный из меди, и что на его лицевой стороне имеется надпись: «Из имущества Мавляны, величайшего боговдохновенного имама и первого из великих, муфтия всех течений, языка истины, светоча знаний, предводителя ученых, кладезя истин, достойнейшего из поздних [ученых], Довода ислама Мухаммада аль-Газали» (22)[24].

Газали в среде российских мусульман

Известно, что среди российских мусульман Газали был даже более знаменит, чем авторы «Хидайа» и «Кадихан»[25]. Множество его произведений перевели и напечатали в издательствах Казани. Однако, как это ни удивительно, в наших старых медресе ни одна из его книг не была включена почтенными мударрисами в список официально преподаваемых учебников.

Шакирды и мударрисы, одобрявшие книги «аль-‘Акаʼид ан-Насафийа» и «‘Умда аль-‘акаʼид»[26], а также комментарии Тафтазани[27] и Давани[28], которые писались с использованием и копированием сочинений Газали, как правило, считали его произведения устаревшими.

У нас нет сведений о том, с каких пор имя Газали вошло в употребление у мусульман Булгара и Казани, Крыма и Урала и с какого времени начали встречаться в их среде его произведения (23)[29]. Вероятно, благодаря преподавательской деятельности Газали в медресе «Низамийа» его имя не было сокрыто и от мусульман Булгара уже при его жизни.

-------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

[1] Тасаввуф — суфизм, мистико-аскетическое течение в исламе.

[2] Абу Абдаллах Мухаммад бин Идрис аш-Шафии (150–204/767–820) — правовед, мухаддис и поэт. Основатель и эпоним собственной правовой школы, одной из четырех общепризнанных школ. Учился у имама Малика и был учителем Ахмада ибн Ханбала.

[3] (15) См. «Асар». Т. 1. С. 310–311.

[4] Муджтахид — богослов, имеющий право выносить самостоятельные решения по определенным вопросам фикха. Муджтахиды бывают трех степеней: 1) муджтахид мутлак (абсолютный муджтахид) — богослов, имеющий право выносить самостоятельные суждения, не обращаясь к правилам и методам определенного мазхаба и решениям других муджтахидов; 2) муджтахид фи аль-мазхаб (муджтахид на уровне мазхаба) — богослов, который выносит решения, основываясь на правилах и методах того мазхаба, к которому он принадлежит; 3)муджтахид фи ат-тарджих (муджтахид на уровне решения отдельных вопросов) — богослов, который может исследовать то, что еще не было решено его предшественниками в определённой области фикха.

[5] Ваджиб — шариатский термин, обозначающий обязательность исполнения того или иного религиозного предписания. В отличии от фарда, опирающегося на аяты Корана и хадисы мутаватир и машхур, ваджиб основывается на предписаниях, извлекаемых из хабар вахид.

[6] (16) Табакат аш-шафи‘ийа. Т. 1. С. 185. Какой бы великой личностью ни был имам аль-Харамайн, данное его высказывание не лишено чрезмерности. Еще более удивительны слова Абу Хатима аль-Хафиза, который говорит: «Не являющийся ханбалитом, не является и мусульманином». Тазкира аль-хуффаз. Т. 3. С. 378. (Абу аль-Хатим Ахмад бин аль-Хасан аль-Баззаз ар-Рази (ум. в 439/1047 г.) — мухаддис и проповедник. — Прим. перев.).

[7] Абу Джафар Ахмад бин Мухаммад ат-Тахави (239–321/853–933) — богослов, знаток хадисов, правовед ханафитского мазхаба, автор знаменитой «аль-‘Акида ат-тахавийа».

[8] Ибн Араби. Мухйи ад-дин Абу Абдаллах Мухаммад ибн Али аль-Хатими (558–638/1165–1240) — крупнейший мусульманский богослов, философ-суфий из мусульманской Испании. Получил титул «величайший учитель» (аш-шайх аль-акбар). Создатель учения «о единстве и единственности бытия» (вахдат аль-вуджуд).

[9]Мукаллид — мусульманин, не обладающий должными познаниями для вынесения собственных суждений по религиозным вопросам.

[10] Абу Ханифа ан-Нуман бин Сабит аль-Куфи (80–150/699–767) — богослов и факих, основатель и эпоним ханафитского мазхаба, одного из четырех правовых школ. Был табиином и обучался у сподвижников. Получил титул аль-Имам аль-Азам (Великий имам). Его учениками являлись Абу Йусуф аль-Ансари, Мухаммад аш-Шайбани и многие другие.

[11]Абу Абдаллах Малик бин Анас аль-Асбахи (93–179/711–795) — факих и мухаддис, эпоним маликитского мазхаба. Автор свода хадисов под названием «аль-Муваттаʼ».

[12] Иджтихад («усердствование») — деятельность богослова в вынесении правовых предписаний (фатв) и решении различных религиозных проблем, опираясь на аяты Корана, хадисы, кыяс и иджма.

[13] Муджаддид — согласно вышеуказанному хадису, обновитель религии.

[14](17) Тадж ад-Дин ас-Субки пишет в своей касыде, в которой перечисляются муджаддиды: «و الخامس الخبر الامام محمد * هو حجة الااسلام دون تردد» И пятый — учёный имам Мухаммад, он «Довод ислама», сомнения нет.

Из некоторых высказываний, содержащихся в «аль-Мункиз ‘ан ад-далал», становится понятным, что и сам Газали считал себя муджаддидом шариата. С. 3. (Абу ан-Наср Тадж ад-Дин Абд аль-Ваххаб ас-Субки (ум. в 771/1370 г.) — богослов, мухаддис, факих шафиитского мазхаба. Прим. перев.)

[15] (18) Передал Абу Дауд.

[16] (19) فديتك لولا الحب كنت فديتنى * و لكن بسحر المقلتين سبيتنى

انيتك لماضاق صدرى من الهوى * و لو كنت تدرى كيف حالى اتيتنى

Тебе, меня пленивший взором, готов я жертвовать собой, готов на то же был бы, знаю, и ты, не будь любви иной,

Тесна для чувства грудь отныне — и вот перед тобою я, когда б тоску мою ты ведал, ты б сам предстал передо мной.

Это и еще несколько других стихов приписываются Газали.

[17] Как правило, под термином «самаʻ» (букв. «слушание») подразумевается суфийский ритуал достижения экстатических состояний посредством пения, декламации, прослушивания Корана и музыки, однако в данном случае, исходя из контекста, имеется в виду пение и музыка.

[18] Мубах — шариатский термин, обозначающий дозволенные дела, которые не предписаны и не запрещены религиозным законом.

[19] Кыяс — суждение по аналогии, метод исследования правовых вопросов.

[20] (20) Ихйаʼ. Т. 3. С. 183–196.

[21] (21) Шейх Рашид Рида, изучив в необходимой мере проблему «самаʻ» и упомянув хадисы, свидетельствующие о ее запретности и дозволенности, дал приемлемые разъяснения. Обращайтесь к «аль-Манар». Т. 9. С. 35–141. (Рашид Рида (1865–1935) — египетский религиозный деятель, ученик муфтий Египта Мухаммада Абдо (1849–1905), редактор газеты «аль-Манар». — Прим. перев.)

[22] Газали следующим образом раскрывает смысл этой фразы: «Знание заупрямилось, стало недоступным и не раскрыло для нас свою сущность, и нам достались лишь его внешние обороты и слова». Газали. Ихйаʼ ‘улум ад-дин. Возрождение религиозных наук. Т. 1. Ч. 1. Москва, 2007. С. 233.

[23] Нисаб — минимальное имущество, наличие которого приводит к обязательности выплаты закята (обязательный налог, выплачиваемый ежегодно).

[24] (22) аль-Хилал. Т. 14. С. 592.

[25] «аль-Хидайа фи шарх аль-Бидайа» — руководство по каноническому праву среднеазиатского богослова и философа Бурхан ад-Дина аль-Маргинани (ум. в 593 /1197 г.). «Фатава аль-Кадихан» — свод судебных решений и правовых норм ханафитского мазхаба, принадлежащий перу Фахр ад-Дина Кади-Хана аль-Фергани (ум. в 592/1196 г.).

[26]«аль-‘Акаʼид ан-Насафийа» — произведение среднеазиатского богослова и правоведа ханафитского мазхаба Наджм ад-Дина Абу Хафса ан-Насафи (ум. в 537/1142 г.). «‘Умда аль-‘акаʼид» — сочинение по вероубеждению, принадлежащее перу Абу аль-Бараката Хафиз ад-Дина ан-Насафи (ум. в 710/1310 г.).

[27] Сад ад-Дин Macуд бин Умар аш-Шафии ат-Тафтазани (ум. в 792/1390 г.) — представитель ашаритского калама, ученик аль-Иджи.

[28] Джалал ад-Дин Мухаммад Асад бин Саад ад-Дин ас-Сиддики ад-Давани (ум. в 908/1503 г.) — персидский философ, богослов и правовед, автор «Шарх ʻакаʼид ʻадудиййа»; пользовался большой популярностью в учебных заведениях Средней Азии и Поволжья.

[29] (23) Среди книг, прочитанных мной в детстве, были и такие произведения Газали, как «Аййуха аль-валад», «Китаб аль-арба‘ин» и «Бидайа аль-хидайа».

Ризаетдин Фахретдин (1910 год)

Комментарии () Версия для печати

Добавить комментарий