Хула на пророка Мухаммада как образовательный тренд Татарстана?

Татарстан оказался в центре исламофобского скандала

Татарстан оказался в центре исламофобского скандала

Теги:





4
18 Ноября 2016г.
- – —


Недавние события, связанные с попытками введения на профильных факультетах вузов Республики Татарстан курса «Сектоведения», разработанного весьма ангажированным православным деятелем Александром Дворкиным, вызвали серьезные протесты местной общественности и ряда представителей общественности и научных кругов. Особую неприязнь вызвало в традиционно мусульманской республике то, что  Дворкин  в свое время позволил себе в одной из своих лекций хлесткие, граничащие с оскорблениями выводы в отношении пророка Мухаммада. Действительно, такой поступок неприемлем для мусульманского сообщества. Но общий контекст проблемы значительно шире.

Немного об истории вопроса. Итак, 5 февраля 2013 года, в Северном Арктическом федеральном университете г. Архангельска г-н Дворкин прочитал общедоступную лекцию об исламе, обещая в ней даже привести новые факты об этой религии. Этот деятель не является ни исламоведом, ни специалистом по сравнительному изучению религий. Его докторская диссертация, защищенная в курируемом иезуитами Фордэмском университете (США), была посвящена анализу царя Ивана Грозного, как «религиозного типа».

Напомним, что этот «религиозный тип» устроил в 50-х годах XVIвека резню мусульманского населения Казани и Астрахани, да и его отношения к собственной православной церкви и ее служителям являет собой предмет диссертации скорее по психопатологии. Недаром на памятнике «Тысячелетие России», изображены все монархи, правившие Россией, кроме… Ивана Грозного. Тогда правящий дом Романовых, видимо, стремился всячески откреститься от подобного «отягощенного наследия».

Но вернемся к «исламоведческим» экзерцисам Дворкина. Автор этих строк ознакомился с видеозаписью упомянутой лекции. Она есть в интернете в нескольких вариантах, и каждый желающий может с ней ознакомиться. И.. ничего нового в ней для себя не найдет, если занимается данной проблематикой на уровне повышенного студенческого интереса к  ней.

Дав общий обзор международной военно-политической ситуации в эпоху раннего ислама, прежде всего касающейся отношений Византийской и Персидской империй, г-н Дворкин перешел к истории ислама. Он действительно назвал Пророка «смазливым приказчиком», безбожно переврал всю логику событий, связанных с откровением на горе Хира и обогатил память наивных слушателей информацией о том, что Мухаммад в мединский период ввел в качестве религиозной обязанности для мусульман грабеж караванов.

Как и положено гиганту мысли и отцу русского сектоведения, Александр Леонидович своим словом сокращает расстояние от Мекки до Медины с 425 до «приблизительно сотни километров», помещает Мекку, расположенную, как известно на отрогах скалистых гор в безводную песчаную пустыню и утверждает, что о ней до 7-го века ничего не было известно (хотя ее упоминание встречается в трудах греческого ученого Птолемея).

Дворкин также утверждает, что нынешняя версия Корана появилась лишь в прошлом веке (в его каирском издании прошлого века), хотя в этом издании была лишь зафиксирована предложенная в XIX веке система нумерации сур и аятов. По его словам, существовало семь версий Корана (существует семь версий его чтения, существующих и сегодня). Наконец, настоящей сенсацией стало утверждение лектора о том, что у арабов было много кааб и мекканская – лишь одна из них. Здесь Дворкин путает Каабу с «миспой», – многочисленными святилищами семитских племен квадратной формы, сооружавшиеся из камней на возвышенных местах.

В целом понятно, что как специалист по исламу г-н Дворкин, что называется, ниже плинтуса. Но в Татарстан его зовут (в формате внедрения курса и учебника) как «сектоведа, что тоже оценивается достаточно критично. «Сектоведение» Дворкина уже давно было оценено как несоответствующее стандартам российского академического образования, что вначале 90-х годов он был отстранен от преподавания на факультете журналистики МГУ. И то, чем этот исследователь занимается – это отнюдь не наука или научная гуманитарная дисциплина. Перед нами типичный пример «антисектантской» христиано-православной апологетической публицистики, которая конечно может быть использована в церковно-просветительском обиходе, но ни в коем случае не в государственных и светских учебно-научных заведениях, тем более в традиционно мусульманском регионе.

Что касается последнего обстоятельства, то оно, безотносительно к личности упоминаемого здесь г-на Дворкина, делает внедрение его труда в Татарстане, мягко скажем, малополезным. Прежде всего, из-за разницы во внутреннем устройстве и некоторых основополагающих принципах ислама и православного христианства. Православные (как и другие христиане) имеют церковь – сакральный институт, до мелочей регламентированную догматику, отступление от которой невозможно без отступления от религии. Религия же ислама – это религия индивидуального отношения верующего и Всевышнего. Здесь тоже есть подробно разработанная система правил, однако следование им в большей степени основывается на свободном выборе и свободной воле человека, чем в церковном христианстве. Отсюда и отношение к пресловутым «сектам». Для церковного христианина они априори плохи и неприемлемы , потому что не соответствуют догмам и канонам Церкви. Для мусульман ответвления более нейтральны, поскольку базовые принципы религии ислама и его практики, часто различные, но, тем не менее, интегрированные в рамки единой религии. Мусульманин в них вполне найдет ответы на основные вопросы бытия в «дунья» и «ахира», и ему в большинстве случаев просто не надо обращаться к пресловутым «сектам».

На наш взгляд, мусульманский дискурс в отношении «сект» (более правильным и взвешенным представляется определение «новые и нетрадиционные религиозные движения») будет более взвешенным и аналитичным и менее  эмоционально окрашенным. Но, разумеется, необходимо включать защитные результаты, если учение и дела «нового религиозного движения» противоречат исламу и его ценностям, а также содержат нападки на них. Вот почему Татарстану нужен скорее либо конфессинально неангажированный, либо разработанный в исламском контексте курс пресловутого «сектоведения».

По имеющимся сведениям, «сектоведческое» направление в российских исламских структурах существует, но находится в зачаточном состоянии. А г-н Дворкин в последнее время пытается выставить себя как «независимого» эксперта, поэтому необходимо помнить, что его центр им «Иринея Лионского» возник в свое время при Отделе образования и катехизации Московской патриархии. Нынешняя дворкинская структура, именуемая «Российская ассоциация центров изучения религий и сект» (РАЦИРС), состоит в основном из представителей миссионерских и катехизационных структур православной церкви Московского партиархата. Сейчас этот исследователь также пытается особо часто не упоминать, что имеет награды РПЦ и является алтарником (низший чин церковнослужителя) московского храма св. Троицы в Хохлах.

Факт возможного введения неоднозначного курса «сектоведения по Дворкину» является отражением еще одной проблемы – позиции мусульманских структур Татарстана по отношению к религиозно-общественным реалиям нашего времени в России. ДУМ Республики является самым многочисленным по количеству входящих в его юрисдикцию общин, и это позволяет Казани сохранять определенную самостоятельность в рамках общероссийских мусульманских структур и выработать свою концепцию видения ислама и ситуации в российском исламском сообществе. В первой и начале нынешней декады нашего столетия такие попытки предпринимались в рамках выработки концепции «евроислама», как наиболее оптимальной для региона. Она, конечно, спорная (как и многие другие идеи), но работа какая-никакая велась. Сейчас же позицию религиозного руководства республики можно охарактеризовать даже не словами, а заглавными буквами – КВД (куда ветер дунет). Это ожидание в самое последнее время сопровождается некоторыми знаками того, что ДУМ несколько склоняется к тем мусульманским кругам, которые готовы действовать в русле отношения Патриархии  и околоправославных кругов ислама, но такой подход чреват многими девиациями мусульманской религиозной практики. Чтобы не вдаваться в подробности (это отдельная тема), напомним читателям фразу одного из отечественных «муфтиев», готового в свое время целовать «туфлю Патриарха». Вот и нынешнее положение вещей, что называется, из той самой оперы.

Надо также добавить, что позиции религиозных кругов по отношению к исламскому фактору, и позиция светских властей как страны, так и Республики Татарстан часто не совпадают. В этой связи напомним некоторые моменты недавнего, почти годичного кризиса в российско-турецких отношениях. Тогда российское руководство призывало к нормализации российско-турецких отношений, светское руководство Татарстана высказывалось по этому поводу более ясно и определенно в поддержку возобновления российско-турецких связей с учетом религиозной и этнокультурной общности Турции и ее народа с большинством российских мусульман. То же можно сказать и некоторых централизованных муфтиятах. А вот ДУМ РТ оказалось более склонным к антитурецкой позиции околоправославных националистических кругов.

Вот почему рассматриваемая нами возможность введения курса «сектоведения» в православно-апологетической интерпретации этого предмета, может пусть косвенно, и в малой степени внести свой вклад и в дисбаланс и без того становящейся неоднозначной религиозно-общественной ситуации в Татарстане.

Так что здесь приемлем принцип: «семь раз отмерь, один раз отрежь».

Автор: Исмаил Валерий Емельянов

Комментарии () Версия для печати

Добавить комментарий

Dag 18 Ноября 2016г.
Ответить

Саидджафара прессанули власти РТ, вот теперь некому заступаться за религию. А ведь его один пост был достаточен, что бы этот Дворкин забыл дорогу навеки в Татарстан. В Москве и русских регионах таких как Сейджафар берегут как зеницу ока, гранты им дают, в центральных СМИ предоставляют возможность высказаться. А татарстанские власти: Ой, защим хазрат ты так, не ната. А то нащальника ругаться будет.

Rustam 18 Ноября 2016г.
Ответить

Некомпетентность и необъективность сектоборца Дворкина просто поражают