«Желтый империализм»

…Так назвали политику проникновения Китая в Африку за последние пятнадцать лет политические элиты Черного континента…

Внутри самой Поднебесной пухнущий от ненависти к «другим» ханьский национал-социализм сколотил самый крупный в мире концентрационный лагерь в Синьцзян-Уйгурском национальном районе. В этом концлагере фактически оказались все мусульмане, проживающие в СУАР – уйгуры, казахи, киргизы, узбеки, татары и другие. Не случайно, многие парламенты, политики, движения и организации на планете прямо назвали эту национал-социалистическую политику Пекина «геноцидом». Однако не надо думать, что человеконенавистническая политика желтого национал-социализма направлена исключительно на мусульман и тюрков.

Кто является в настоящее время основным внешнеполитическим врагом Китая? На пропагандистском уровне Пекин прямо показывает пальцем на Соединенные Штаты, чуть реже называет обобщенный Запад. Гораздо реже китайские эксперты называют в качестве противников такие страны как Япония, Южная Корея, Индия.

Но такие декларации звучат именно на риторическом уровне, в духе приснопамятного «шестьсот семьдесят восьмого серьезного предупреждения». В суровой же действительности в ближайшие десять-пятнадцать лет Китай по-прежнему будет не способен противостоять в военном отношении ни США, ни тем более коллективному Западу. Да и в сфере торгово-финансовых отношений КНР не пойдет на открытую экономическую войну против ЕС или США. Почему? Потому что, Китай в гораздо большей степени зависит от этих своих западных партнеров/конкурентов, чем они от него.

Если же приглядеться более внимательно, то вырисовывается совсем другая, неприглядная картина. На фоне бравурных барабанных звуков, совместных и по-отдельности китайских и российских восклицаний о некой дружбе и некоем тотальном сотрудничестве, и даже якобы готовящемся «военном сотрудничестве между РФ и КНР» фактически именно китайцы сейчас используют более слабых русских, потому в среднесрочной перспективе как раз Россия является главным объектом экспансии китайского империализма.

Китай, несмотря на свой внешний социалистический флер, является типичной высокоразвитой империалистической страной. Россия же – это среднеразвитая капиталистическая страна. Взаимоотношения между двумя империалистическими странами определяются очень простой формулой: «сильный сжирает слабого, так или иначе». Конечно, сейчас и в ближайшие несколько лет Пекин вынужден мимикрировать, притворяясь чуть ли не ближайшим другом Москвы по одной простой причине. Китай вынужден, сдерживая Вашингтон, искать поддержку у Москвы. Но…

Вот только три коротких примера реального отношения Пекина к слабеющей Москве.

Китай де-факто никак не сотрудничал с Россией по поводу начала и распространения пандемии ковида. И никакой конфиденциальной информации Кремль из Пекина не получал. В отличие от США.

Основные ракетные базы со стратегическими баллистическими ракетами размещены и продолжают размещаться на севере и северо-западе КНР в зоне российско-китайской границы.

90 процентов новых китайских танков направляются в воинские части, размещенные в приграничных с Россией районах.

Между прочим, Китай является весьма любопытным государством в мире по особенностям политического восприятия. Любая страна на нашей планете, будь то Америка, Германия, Британия, Россия, Япония и т.д. имеет как своих симпатизантов, так и своих хейтеров. Например, Америку многие любят (в политическом плане), но и очень многие почти за то же самое ненавидят. То же самое можно сказать о восприятии Германии, России, Японии, Британии…

Что касается политического Китая, то он нравится очень и очень немногим, а вот ненавидят его и боятся практически все. Особенно приграничные соседи.

Почему? Дело в том, что древнейшая китайская цивилизация формировалась и развивалась, прежде всего, за счет постепенной, неторопливой, но целенаправленной ассимиляции своих соседей, постепенно захватывая их таким образом и проглатывая.

Вот как сейчас происходит такая специфическая экспансия в Россию.

Соответствующая китайская стратегия реализуется одновременно по четырем направлениям. Это надо особенно подчеркнуть: единая стратегия осуществляется одновременно по четырем направлениям.

Первое направление: официальное, по правительственной линии или по линии отдельных российских регионов, причем юридически все оформлено и почти чисто. Речь идет о создании совместных российско-китайских предприятий, которые в основном начинают работать и обслуживать китайский рынок. Одновременно идет сбор информации для расширения такой экономической экспансии. Происходит создание т.н. «экономических оболочек» – законсервированных до поры до времени экономических субъектов регионального рынка. И т.д.

Один пример к чему это приводит. Несколько лет назад, когда возникли перебои с поставками американской сои на китайский рынок, китайские корпорации, при содействии Пекина, заключили соглашение об использовании сельскохозяйственных угодий на российском Дальнем Востоке для производства сои. Сегодня, по некоторым подсчетам, почти 70 процентов плодородной пахотной земли отданы под эту культуру. Работает там в основном китайская рабочая сила, а продукцию полностью поглощает внутренний рынок Китая. И уже просто так переориентироваться на другие рынки будет крайне сложно, а практически невозможно.

Второе направление – китайские спецслужбы. Помимо сбора информации и компромата на местные официальные лица, они постепенно создают свою разветвленную агентурную сеть, одновременно содействуя и решению других задач Пекина.

Вот только один пример. Население российского Дальнего Востока составляет около 5 миллионов человек. Число китайских мигрантов достигает уже почти полумиллиона человек. Как они внедряются? Помимо других классических вариантов и за счет женитьбы молодых китайцев 25-30 лет на русских женщинах-вдовах, или разведенных, в том числе и 40-летних и 45-летних. Понятно, что многие из этих ребят со служебной выправкой так или иначе связаны с китайскими спецслужбами.

Третье направление – деятельность китайского криминала. Он очень разветвлен и охватывает многие сферы: от прямого браконьерства животных «из красного списка» вплоть до прямого содействия отмыванию и размещению наворованных местными русскими олигархами и политиками сотен миллионов и миллиардов долларов в банки Гонконга, Тайваня, Южной Кореи. В последнем случае – непонятно кто на кого работает.

Здесь очень важным направлением является совместная деятельность китайских спецслужб и китайского криминала по «ползучему захвату российской территории». Например, по некоторым данным в Красноярском крае около двадцати процентов территории края так или иначе контролируются китайским капиталом за счет покупки и аренды земли (в том числе и непригодных для производственной деятельности), использования различного рода непрозрачных СП и т.д.

Четвертое направление – мелкий китайский бизнес. Он также не сам по себе, а либо опекается спецслужбами, либо криминалом. До пандемии практически во всех сибирских более или менее заметных городах (в том числе, например, в Якутске) появились китайские рынки, китайские ряды, китайские кафе. Понятно, что когда пандемия закончится, то эта экономическая сеть очень быстро восстановится.

Поэтому, жителям России, особенно на Дальнем Востоке и в Сибири необходимо тщательно изучить технологии и механизмы ассимиляции, которые китайцы используют для жесточайшего контроля и ассимиляции некитайского населения в СУАР. Такое знание через семь – десять лет может кому-то понадобиться!

Автор: Шамиль Султанов 

Комментарии () Версия для печати

Добавить комментарий